Мы против сетей и мусора в водоёмах!
Главная > Статьи > Якутский вояж

Якутский вояж

Автор: Виктор Маслов
Все фото похода на: http://vk.com/
album2202307_203332389

Всякое путешествие начинается задолго до «рюкзак, вокзал, поехали». К примеру, моя мечта о Якутии родилась в 2012 году. На форуме, где общаются «парусные туристы», некий человек под ником Волчара взялся травить байки про свои приключения на Лене. В числе прочего писал, что в одном месте русло Реки достигает ширины 25 километров, и что щуки там… рассказывать без толку – не поверит никто! С этого и начались мысли, задумки, первые планы. В компании единомышленников резюмировали: быть на Лене и не увидеть Ленских столбов – себя не уважать. Так обозначилась вторая точка на карте. Дальнейшее было лишь делом времени и удачи.

якут1.jpg

Большой воде – большой корабль. Примерно так можно обозначить суть нашей подготовки. Со времен похода на Плато Путорана у нас остались баллоны 0,6 на 6,5 метра и некий опыт. Он подсказывал, что баллоны коротковаты, штевень не той формы, корма «тащит волну» и цвет не очень. Решено было баллоны удлинить, корму сделать системы «дельфиний нос», а штевни и цвет оставить без изменений. Благодаря усилиям ПКФ «Дека» баллоны наши стали длинней на два метра, обрели корму изумительной формы и даже частично поменяли цвет. Все это сулило увеличение скорости, уменьшение расхода топлива и прочие радости жизни. Кроме этого, в концепцию платопуторанского катамарана внесли еще несколько изменений. Палубу решили сделать из фанеры – для большего комфорта и меньшего веса. Придумали транец новой конструкции, позволяющий управлять мотором и менять его (мотора) заглубление прямо на ходу. На палубе решили поставить палатку с большим тамбуром – дабы иметь больше площади, защищенной от дождя и ветра. Предусмотрели и надежный ящик-рундук для транспортировки мотора и хранения вещей. Продумали «ходовую кухню» на две горелки, позволяющую готовить пищу, не сходя на берег. Благодаря дружественному руководству магазина «Рыболов-Спортсмен» был удачно приобретен длинноногий четырехтактный мотор «Сузуки 6». На этом базовые вопросы походного снаряжения были закрыты. 

якут2.jpg

Город Якутск хорош тем, что люди в него могут относительно недорого прилететь самолетом, а грузы практически за копейки можно отправить по земле. Сложности вызывает подгонка отпусков к рейсам местного водного транспорта. Отпуска обозначаются заранее, а расписание движения судов появляется в конце мая. В конечном итоге наш график движения выглядел следующим образом. За месяц до начала похода основная часть груза уезжает по земле. Первые четверо участников прилетают в Якутск, получают груз, закупают продукты, пиломатериалы, бензин и уезжают на грузовике вдоль Лены вверх по течению «насколько хватит дороги». Там происходит стапель – сборка катамарана, после чего продолжается (уже по воде) подъем вверх по реке, в сторону Ленских столбов. Пятый участник вместе с командиром вылетают через четыре дня в тот же Якутск и догоняют катамаран на «Метеоре». В районе населенного пункта Синск происходит «встреча на Эльбе». 

Полным составом участники осматривают природный парк Ленские столбы. Далее движение вниз по Лене мимо Якутска, устья Алдана и Вилюя – в места, называемые Тысяча островов. Там рыбалка и подъем в одну из тайменьих речек: Лямпушку либо Дянышку. Реки эти находятся на территории природного парка Усть-вилюйский, и нахождение на них необходимо согласовывать с администрацией парка на месте. 


якут3.jpg

Отпуск нашего командира всего три недели, его первым провожаем на «Метеор» в населенном пункте Сангар, расположенном чуть выше от парка по течению Лены. Последнюю неделю экспедиционеры тратят безо всякого предварительного плана на рыбалку и осмотр природных достопримечательностей. После чего возвращаются в Сангар, разбирают катамаран и на все том же «Метеоре» возвращаются в Якутск, сдают груз в транспортную компанию и улетают по домам. Забегая вперед, могу сказать, что этот непростой план удалось воплотить в реальность и тем самым объять необъятное: осмотреть удаленные друг от друга места, уложиться в лимиты отпусков, не разориться финансово и, конечно, отлично порыбачить.

В Якутск прилетели 29 июля. Я – мастер-ломастер, немножечко капитан и самую малость фотограф. Галечка – жена командира – завхоз и главная по всему. Анечка – дочь командира – шеф-повар и второй фотограф. И Алексей – специалист по ИТ и главный борец с едой. За два дня купили все необходимое, отъехали от Якутска на максимально возможное расстояние и отстапелились. 


якут4.jpg

На ходу стало понятно, что катамаран бежит значительно лучше за счет большей длины. Он стал более обитаем за счет увеличившейся ширины. Фанерная палуба позволяла перемещаться по судну с большим комфортом и всякая мелочь, выпавшая из рук, не рисковала немедленно свалиться в воду. Но у медали две стороны. Увеличение размера судна и замена досок палубы фанерой привели к значительной потере продольной и поперечной жесткости. К счастью, серьезная волна нам встретилась лишь единожды, и ее удары катамаран выдержал. Большая поломка за весь поход вышла одна, и она касалась не катамарана. Нас подвел мотор. Вернее, нас подвела моя техническая безграмотность.

Мотор был новый, и ему полагалось делать ТО. Все работы я делал вовремя и исправно, кроме… регулировки клапанов. Это привело к тому, что толкатель коромысла пропилил пластину, удерживающую его в горизонтальном положении и… соскочил. Случилось это в районе устья Алдана, когда до ближайшего населенного пункта было несколько десятков километров вверх по течению и больше сотни по течению вниз. Для меня ремонт двигателя по сложности представлялся равным аортокоронарному шунтированию. Ни того, ни другого я делать не умел. Однако отсутствие мотора ставило такой жирный крест на всех наших дальнейших планах, что стоило попробовать. 



якут5.jpg

Разобрали мотор. Из ленты, крепящей раму судна, вырезал заплату. Из случайно найденной и взятой с собой алюминиевой проволоки были сделаны клепки, которыми приклепал заплату на место пропила. Собрал все "как было". Зазор клапанов регулировал с помощью фольги для запекания. Не с первого и не с десятого раза, но зазор был отрегулирован, и мотор завелся. 

Инспекция злосчастной пластины в Сангаре показала полную надежность заплаты и отсутствие необходимости дополнительного ремонта. В общей сложности отремонтированный на коленке мотор провез нас около тысячи километров, и повторный осмотр (уже дома) показал отсутствие каких-либо проблем.

Еду готовили на ходу, это сильно экономило время и позволяло либо больше проходить за день, либо чаще останавливаться на рыбалку. На стоянку вставали, как правило, по темноте. Командир со своей свитой ночевали в палатке на борту. Мы ставили свою палатку на земле. Была теоретическая возможность ставить обе палатки на палубе катамарана, но такой необходимости не случилось. Якутский сжиженный газ оказался отвратительного качества. Горел он неохотно и с повышенным расходом. Как потом оказалось, он состоял из конденсата более чем наполовину, и чтобы на одной горелке можно было варить еду, на второй горелке мы грели сам баллон. Благо переходный редуктор был снабжен манометром.




якут6.jpg

Главной бытовой неурядицей похода стали насекомые. Только на Ветлуге в июне я наблюдал такое колоссальное количество мошки! Репелленты действовали на нее недолго. Жаркая погода способствовала частым купаниям. Ледяная вода хорошо снимала зуд от укусов. Удивительно и невероятно, но за полный месяц организм там и не привык к атакам кровососов! Укусы нижегородской нечести перестают чесаться максимум через неделю пребывания в агрессивной среде. А ленские летающие гады и через месяц кусали как в первый раз.

Однако все невзгоды не смогли испортить впечатления от главной достопримечательности похода – Ленских столбов. Недаром они считаются одним из чудес России. Сложно передать словами свои впечатления от этого природно-архитектурного ансамбля. На протяжении десятков километров тянется череда столбов, колонн, башен, фрагментов стен, фигур зверей, людей и просто абстракций. Отсутствие однообразия форм не позволяет скучать. Мы прошли под самыми столбами. И красота дополнялась надвисающим, порой давящим, величием стометровых скал.

Река Лена не сильно отстает по красоте от столбов. Бесчисленные острова, протоки, перекаты и огромные пляжи – все это омывается могучим полноводным потоком. Мне, выросшему на Волге, с некоторой ревностью приходилось любоваться красотой Лены. Енисей, к примеру, совершенно не вызывал подобных сравнений, а забравшись в лабиринт Ленских проток, легко можно было представить себя где-нибудь в районе Татинца. Но мощь течения, ширина реки, цвет и температура воды, конечно, делали такое сравнение неполным. 


якут7.jpg


Первый раз на моей памяти рыболовные сборы в большой летний поход проходили без ограничений по весу. Это позволило взять полноценный набор джерков, джиговый свинец, крупную резину и полное собрание щучьих воблеров и микроджерков. А еще – большие колебалки и «походный сундучок со сказками», вмещающий в себя среднее и мелкое колебло с вертухлом. В качестве среднеуниверсальной палки в моем походном арсенале еще со времен путешествий по Баренцевому морю поселился "Норвей" от Norstream. Для дерг-дерг крупновоблеров и джига был не менее любимый норстримовский коротыш "Партнер". Легкой палкой я так и не удосужился обзавестись, а в качестве джерковой дубинки главред нашего журнала презентовал мне Dream Fish Jerkbait Hero тестом чуть более ста граммов и длиной немногим менее двух метров. Укомплектовался этот спиннинг стареньким мультом «Корвалиус». Была у меня мысль, что это его первый и последний поход – так и вышло. К спиннингам же традиционно уже прилагались "экусимы": со шнурами 10 и 15 либров для джига и твича соответственно. 

С каждым новым походом все чаще возникает мысль, что 80% привезенного пылится в походе мертвым грузом, а половина лучших приманок обрывается задолго до попадания в самые сокровенные уголки. Все усилия в городе предугадать, что и как будет ТАМ, – тщета и тлен. Однако пока я не познал дзен и не могу путешествовать с одной лишь палкой и парой приманок. 

якут8.jpg


Основные мои чаянья были связаны с крупной щукой. Ожидать хариуса летом в Лене и низовьях ее притоков не приходилось. Страсти до окуня у меня отродясь не было, а в охотку его было на что половить и из щучьего и универсального арсеналов. Язь, по моему разумению, обязан был ловиться на вертушки. Теоретически могла быть нельма, но закладываться на нее специально не представлялось разумным, ибо ловить незнакомую рыбу на незнакомой воде в условиях жесткого походного графика слабопродуктивно. Аркадий, наш командир, страстно желал поймать тайменя и вез для него целый арсенал, начиная от знаменитого "Вискера" и заканчивая «мышами» ручной работы. Меня же перспектива ловли тайменя не сильно вдохновляла, ибо маршрут наш пролегал по недостаточно глухим местам, и вероятность поимки этого самого тайменя была, на мой взгляд, не очень большой. 

Любопытным открытием этого похода стали проволочные джиговые поводки. Само собой, я использовал их уже не один год, но в этот раз их пришлось ставить и на джерковую снасть, поскольку – "правильные" джерковые поводки (кроме одного) остались дома по забывчивости. Оказалось, что "классический" джерковый поводок из почти миллиметровой проволоки заметно снижает количество поклевок! А его внешняя надежность, пожалуй, излишня. Обрывов на рыбе или на зацепах тонких поводков не случилось. Всего было потеряно два джерка – и оба не по вине поводков. Получается, что после некоторого количества поклевок и вываживаний в негодность приходит все что угодно, а джиговые изящнее, и их не так жалко выбрасывать. 


якут9.jpg

Первое знакомство с рекой вышло немного сумбурным. После тряски по безумно разбитой дороге суматоха стапеля – и первая информация как гром средь ясного неба: местные ловят осетров на донку! Груз – «ложка», леска миллиметровка, крючок с червяком и колышек на берегу. Зачем я притащил все это спиннинговое барахло в этот рыболовный рай? Вторая новость расставила точки над i. Штраф за поимку осетра – 8000 рублей, значит, спиннинговое вез не зря!

Отстапелились. Скоро стало ясно, что рыба не ловится. 100 километров от Якутска, 5000 километров от дома, Восточная Сибирь, глушь… и ни одного хвоста за день! На следующий день встал затемно, по карте выискал любопытнейшее место – развилку второстепенных проток. Пришел туда. Черный обрывистый берег. Коряжник. Всплески играющей рыбы. Вертушка, поклевка, и вот она – первая Ленская рыба – окунек граммов на 50. И еще десяток аналогичных. Видимо, летел я через всю страну любоваться красотами, а не рыбу ловить! В течение дня дошел до троллинга – за пару часов одна поклевка и сход у борта щучки килограмма на полтора. Экипаж перестал подкалывать и начал меня жалеть. И только к вечеру случилась первая удача – не самая крупная щука. 


якут91.jpg

Далее дела пошли лучше, но все равно не особо. Понимания Реки нет. Приехали Аркадий и Альберт. Ждали от меня рассказов и разведений рук в стороны, а у меня и на еду рыба ловится через раз. Однако эти двое привезли немного рыболовной удачи, и наши совместные рыбацкие дела стали налаживаться. Случайно зашли в крохотную протоку, а в ней – щучье партсобрание. Командир ловит первую за пятерку – 6600! Местные сказали: на камнях щуки нет, вся щука в песках. Окунь мелкий, язя нет, нельма снизу еще не поднялась. Хариус и таймень – высоко в притоках. Значит, пески. Каким образом Река намывает среди бесчисленных песчаных пляжей и перекатов слепые глубоководные заливы – мне не понятно. Называется такой залив "курья". В поисках этих "курей" проскочили Якутск и ушли ниже. 

С приездом Аркадия выяснилась любопытная деталь. Я всегда считал, что рывковые приманки ловят лучше железа и ни разу не видел обратного. На Лене такое железо нашлось. Ярко-алый «Блю фокс №6» делал по количеству и качеству любые мои рывковые приманки. Что по щуке, что по окуню. В лучшем случае я мог свести счет к ничьей. 

якут92.jpg

За Алданом рыбацкая жизнь совсем наладилась. Пошли справа средних размеров притоки… типа нашей Линды… или Керженца. В них и вода прозрачнее, и рыба ловится веселей. Однако щука – только до пяти кил, окунь – до полкила, а язей и прочей белой рыбы пока нет. Прошли Вилюй и познакомились с администрацией Усть-вилюйского парка. На Лямпушке пожары – туда не пускают. На Дянышку пускают, но дороговато берут. 1000 рублей с человека в день. Рыболов не рыболов – не важно, плата за посещение природного парка одна. А рыбачить можно бесплатно, хоть бы и тайменя. Правда, нам сказали, что на нашем судне до тайменя не подняться – Аркадий приуныл. Решили, что если надумаем, то оплатим на втором кордоне. С тем и ушли.

Перед нами раскинулись просторы под названием Тысяча островов. Моя мечта, между прочим. Она осуществилась, а где ловить суперщуку – в мечте не значилось. Обловить акваторию двадцать на восемьдесят километров за пару дней – нереальная задача. Щуку мы, конечно, нашли. В неплохом количестве, но без рекордов. Пошли в Дянышку пытать тайменье счастье. В самой реке пустовато, а вот в ее притоках и заногах случилось то самое, ради чего и стоило забираться в такие дебри. Язи, клюющие на джерк, воблер длиной 130 мм и вертушку шестого номера, килограммовые окуни и море щуки! Щуки крупной, но опять без рекордов.

якут93.jpg

Алексей, даже не будучи рыбаком, попросил инструмент и приманку, дабы поучаствовать в этом празднике жизни. Отдал ему твичевый комплект с большим ярко-зеленым уокером. Объяснил в двух словах, как нужно «гулять собаку», на всякий случай снял два тройника из трех и загнул бородки на оставшемся. К вечеру того же дня тяжелый пластиковый уокер прогрызли, он стал немного тонуть, но не потерял привлекательности. Вершины своей рыболовной карьеры уокер и Алексей достигли в обед следующего дня. Ушел Леша за угол протоки и вернулся через полчаса с тайменем на восемь с половиной килограммов. Единственным тайменем всего похода. Китайский уокер за 40 рублей обыграл все джерки, блюфоксы, мепсы и «мышей» ручной работы, которых Аркадий купал не одну ночь подряд. Не говоря уже о том, что Алексей утер нос нам троим, называющим себя рыболовами. 

якут94.jpg

Нельму мы так и не нашли. В начале похода нам говорили, что она идет нам навстречу с низовий, в конце выяснилось, что она уже прошла вверх мимо нас. Щуку "за десятку" смог поймать только Альберт. Остальные довольствовались "околодесятками". Бешеных язей в суматохе никто не удосужился взвесить. Решили считать их трехкилошными. Парочка моих окуней вышла чуть более килограмма каждый. Ну и, конечно, Лехин таймень. Вот такие результаты от полного пролета в начале похода до полного отрыва в конце.

Река Лена, Якутия, Восточная Сибирь – как Эрмитаж, только в тысячи раз больше. Мы были одномоментно поражены красотой Реки, ее размахом… и с грустью понимали, что осмотреть даже половину этого изобилия не хватит и жизни. А еще Лена напомнила нам ту Волгу, которую мы потеряли – ту Волгу, которую можно видеть на фотографиях Максима Петровича Дмитриева. Живую Реку, реку-артерию, объединяющую людей, с бесконечными пляжами и коварными перекатами.

якут95.jpgякут96.jpg