Мы против сетей и мусора в водоёмах!
Главная > Статьи > Великовское зимой

Великовское зимой

Автор: Дмитрий Тютин

18-32-1.jpg

Ловля хищника в глухозимье

Зимнее январское утро. Мы сидим в теплом деревенском доме и смотрим в окно. Потрескивают дрова в доброй русской печи, мы пьем горячий чай с шиповником, а там, за окном, скованная ледяным панцирем, - река Волга. Медленно падают хлопья снега, синички скачут на припорошенных веточках сирени, и кажется, что это сон, и хочется, чтобы он не кончался...

- Ну, чего пригрелись! - с порога крикнул дед, принеся в избу свежего холодного воздуха и окончательно нас разбудив. - Щукари, епрст! До обеда так просидите!

Дед скинул валенки, тулуп, пропахнувший махоркой и сеном... И, включив телевизор, сам нацелился влезть на теплую печку.

Одевшись и обувшись в рыбацкое обмундирование, мы - мой давний товарищ Сергей и я - собрали в рюкзак бутерброды, термос и... нет, этого мы как раз не взяли, ведь вечером надо было ехать домой. Взяли шарабаны, буры и отправились на лед.

Село Великовское находится на левом берегу Волги. Берег в этом месте высокий, и, если выйти на самый склон, вид открывается просто великолепный! Хочется или крикнуть или затянуть песню: "Из-за острова на стрежень...", но мы просто стоим и любуемся.

18-32-3.jpgРыбаки поодиночке, по двое и по трое маленькими букашками идут к только им известным местам в надежде потешить душу поимкой рыбы. Но народу мало. Глухозимье. Толстый метровый лед пропускает мало света и живительного кислорода, и жизнь под ним замирает. Рыба скапливается возле родничков, бьющих в глубоких ямах, да возле мест впадения ручьев и речушек, которые не перехватили морозы.

Идем по тропке к нашему месту, которое прощупывали еще летом спиннингом и эхолотом. Идти по льду примерно два с половиной километра. Мы должны выйти на пересечение мыса и старой сухары - огромного дерева, склонившего свои засохшие руки надо льдом и ждущего свой последний порыв сильного ветра.

18-32-2.jpgВот и пришли. Время почти девять утра. Снегопад усиливается, постепенно превращаясь из мягких хлопьев в колкую крупу. Ветра почти нет, и мороз всего пять-семь градусов. Сергей принимается за сверление лунок для жерлиц, а я сажусь на ловлю живца под берег, где глубина едва ли достигает метра. Периодически меняемся.

Насверлив два десятка лунок (с запасом) и наловив к этому времени десяток окуней размером с мизинец, начинаем расставлять снасти. Расставляем мы их на расстоянии пятидесяти метров от берега. Летом мы нащупали здесь русло старой речушки или оврага глубиной 2,5-3 метра, а по сторонам - метра два. Протяженность участка невелика, и весь этот разломчик занимает площадь не более чем 50х50 метров. ?

18-32-дс.jpgВыставляю первую жерличку. Леска 0,4 мм, грузило - "оливка" весом 6 граммов, обязательно тонкий и мягкий качественный стальной поводок, двойничок с расположенными под прямым углом друг к другу крючками, где один крючок меньше другого.

Снасть в этот период мы выбираем максимально тонкую и незаметную. На маленький крючок осторожно под спинной плавничек насаживаем окушка, а другой крючок получается прижатым к телу рыбки. Слегка очистив лунку ото льда, опускаем заряженную снасть в воду. Регулируем снасть по высоте, чтобы живец оказался на 30-40 см выше дна. Можно бы и ниже, так как хищник в глухозимье вяло ползает возле дна, и у него нет никакого желания резвиться и гоняться за кем-то в толще воды. Главное - не опустить наживку в траву или коряги.

Выставив первую жерлицу, переходим к следующей лунке, я разгребаю лед, а Сергей стоит рядом с каном для живцов. Вдруг флажок первой жерлицы "выстреливает". Решаем, что это чистой воды недоразумение, Сергей неторопливо идет поправить ситуацию, но подойдя отмечает, что катушка на жерлице вращается!

Я оставляю вторую жерлицу, достаю видеокамеру и начинаю снимать. Выждав необходимое время, когда подергивание лески прекратилось, Сергей движением заправского щукаря делает подсечку, и через несколько мгновений  хищница шуршит ледяным крошевом у наших ног, разевая зубастую пасть и скидывая присосавшихся пиявок. Навскидку - килограмма полтора. За дело!

Выставляем третью, четвертую, начинаем ставить пятую, но в этот момент срабатывает третья жерлица, и кто-то неведомый начинает "воровать" леску с катушки. Невозможно работать в такой обстановке! Все бросаю и снова достаю камеру. Еще одна такая же зубастая на льду. Лихорадочно ставим остальные жерлицы, не переставая озираться на уже выставленные. Ветерок усиливается, сыплет снежная крупа из серой пелены неба. Ну вот, и все жерлицы поставлены, можно и попить чайку. Не успели дойти до оставленного неподалеку ящика с термосом, как раздался очередной щелчок сработавшей жерлицы!

Не буду продолжать травмировать уже израненную моим рассказом нервную систему читателя, а сразу "добью". В тот день до двенадцати часов дня мы поймали 18 щук  весом от килограмма до двух с небольшим. И все это на одном пятачке 50х50 метров, и с глубинами от полутора метров до трех. То ли это так звезды повернулись, то ли погода располагала, но ясно было одно: в этот день и в этом месте у щук было очередное "партсобрание", ну а мы тут некстати со своими жерлицами и приперлись!