Мы против сетей и мусора в водоёмах!
Главная > Статьи > Рыбные и безрыбные

Рыбные и безрыбные

Дмитрий Соколов  
Фото автора

Большинство рыболовов – самонадеянный народ, безапелляционный в своих суждениях. Вот эта удочка правильная – а эта нет; вот так можно спиннинг забрасывать – а так нельзя… (Мой коллега Валерий Новосадов, кстати, забрасывает правой рукой, а для проводки перекладывает спиннинг в левую. Вроде бы, неправильно, но рыбу Валерий ловит тем не менее лучше многих и многих.) Такая же безапелляционность сквозит порой в оценке рыбности того или другого водоема. Но часто эти оценки ошибочны.  

2-61-водный1.jpg

Рыбность “вообще” 
Более или менее точно оценить рыбность водоема могут только ихтиологи. В частности, они говорят, что рыбы на Чебоксарском водохранилище меньше не становится. Это входит в противоречие с многолетними наблюдениями рыболовов: раньше поймать “двушного” судака или “трешную” щуку было вполне обычным делом, а сейчас – надо сильно постараться. Значит ли это, что ихтиологи ошибаются? Нет, не значит. Дело в том, что ихтиологи говорят об общей биомассе. То есть если всю рыбу сложить, то и двадцать лет назад было столько-то тысяч тонн, и сейчас. Но есть нюансы. Если раньше основу составлял лещ, судак, стерлядь, язь – то сейчас доминируют “мелкочастиковые”: плотва, окунь и густера. Что это дает нам, рыболовам? Возможно, смену объекта ловли. Если раньше охотились за судаком, есть смысл переориентироваться на окуня; а если за лещом, то – на густеру. Ну, или не жаловаться на “безрыбье” – рыба-то на самом деле присутствует. Просто другая. 
Есть и действительно малорыбные водоемы, один из таких я неплохо знаю – левый волжский приток Линда. Если исключить “сюрпризы” (о них чуть ниже), то в целом эту речку населяет мелкая плотва, некрупный окунь и уклейка. Видимо, по мере подрастания плотва и окунь скатываются в Волгу, рыбу более 100 граммов весом линдовские рыболовы уже называют “крупной”. Есть ли смысл ехать на рыбалку на Линду? Я считаю, что только при наличии достоверной информации о каком-то “сюрпризе”. А в остальное время – либо ультралайт, либо наилегчайшая поплавочка, гарантирующие поклевки хоть какой-то рыбы. 

2-61-водный2.jpg
Малую речку с волжским водохранилищем сравнивать, конечно, нельзя. Но можно – с другими малыми речками. Биопродуктивность наших южных рек, например, существенно выше биопродуктивности северных. На юге лучше температурный режим, реки глубже и часто (как это ни странно) менее доступны – то есть испытывают куда меньший прессинг (как браконьерский, так и рыболовный), чем реки севера области. И если у городского рыболова стоит вопрос, куда податься в свой единственный выходной, то лучше податься на Пьяну, Ургу или Сундовик, чем на Линду, Узолу или Керженец. Это, кстати, не отменяет отдельных хороших рыбалок на трех последних, но об этом, опять же, ниже. 
Год на год не приходится 
Бывают на Горьковском море такие сезоны, когда того же окуня (или плотву, берша – не суть) ловят все. Помните, наверное, как лет десять назад санками окуня со льда вывозили? Когда улов в 10–15 кг никого особо не восхищал? В начале 2000-х две весны подряд складывались для нереста благоприятные условия, пару-тройку лет окунь рос, а потом года два радовал хорошими уловами. На протяжении следующих нескольких лет следовал спад. Так вот, без учета фактора, вынесенного в подзаголовок, совершенно невозможно называть водоем “рыбным” или “безрыбным”. Можно, скорее, говорить о “рыбном” или “безрыбном” годе… А если еще точнее, то “клевом” или “неклевом”. 
2-61-водный3.jpg
Опять на Линду. В целом самая малорыбная река из наших малых. Но бывают сюрпризы. Несколько лет назад, в январе, на яме под Филипповским – примерно 40 км от устья – собралось огромное щучье стадо. (Основная версия “чуда” была такова, что щука пришла из Ситниковских карьеров через Поржму – но настаивать на этой версии я не буду.) Ну, как у нас водится, рыболовы устроили ледовое побоище этой щуке, хапали, пока ловилась. Часть щуки это побоище пережила, разбрелась по реке, пару лет на спиннинг попадалась. А потом, естественно, кончилась. А местная популяция – жиденькая, так что снова стала Линда “безрыбной” на щуку. 
Или голавль. В 2013 году, по очень большой паводковой воде, с Волги в Линду зашел голавль. Нельзя сказать, что мы прям обловились, но приятные (вплоть до килограмма) поимки случались, это сильно радовало. В следующем году было уже сильно хуже, но еще попадались. В 2015 году – почти ничего, я поймал всего двух, если память не изменяет. Летом 2016-го – всего одного. То есть, опять же, “рыбность и безрыбность” реки надо рассматривать по конкретному виду рыбы и в динамике хотя бы нескольких лет. 

2-61-водный5.jpg
Весьма часто наши рыболовы не принимают во внимание особенностей года и ошибаются с выбором объекта охоты и технико-тактических схем. Например, прошедшее лето было неординарно жарким, но иные спиннингисты и не собирались перестраиваться – все лето ловили на джиг. И, сопоставляя результаты лета 2015 и 2016, делали скоропалительный вывод, что донного хищника стало гораздо меньше. А можно ли сравнивать холодное лето 2015 и жаркое 2016? Мне кажется, что никак нельзя. И зачем себя мучить, наматывая по жаре десятки километров, сжигая бочки бензина и кляня водоем за безрыбность, если водоем ни в чем не виноват – рыба-то есть, просто “включится” попозже. Кстати, она и включилась – мне известны несколько достоверных случаев поимок щук “за десятку” на Чебоксарке в прошлом году. Все они (случаи) пришлись на период с конца августа до ноября.  
Сезонность 
В сентябре 2015 года я две недели безвылазно жил в Каменке. Ловил, в основном, окуня и жереха, а щуку постоянно проверял – она почти не клевала. Выдался тогда, если вы помните, очень теплый солнечный сентябрь, вода под 20 градусов позволяла регулярно принимать водные процедуры – ну, объективно рано еще для щуки было. В последний день своего “каменского сидения” (ближе к концу месяца) на одной из точек, проверяемых каждодневно, я поймал пять щук. То есть стал свидетелем и участником первой осенней подвижки хищника. Вот два дня назад я бы обозвал водоем на предмет щуки “безрыбным”, а тут – отличная рыбалка за пару часов. 

2-61-водный6.jpg
Опять же подошли к тому, что по результатам одного (даже многодневного) выезда никак нельзя судить о “рыбности” или “безрыбности” водоема. Только многолетние наблюдения с большим количеством “фактуры” позволят более или менее точно охарактеризовать ту или иную акваторию. Здесь еще, конечно, и от квалификации рыболова многое зависит. Ловил рыболов три десятка лет щуку на большую колебалку – и щука ловилась. 
А потом все хуже, хуже – и совсем не ловится. И рыболов говорит, что “щуки не стало”. А на самом деле при общем снижении численности щуки поймать ее еще вполне можно – просто на совершенно другие приманки и техники, к которым рыболов обратить свое внимание не готов. И грех ругать ту же Чебоксарку за отсутствие щуки – в целом не очень крупная, часто зараженная язвенной болезнью, редко радующая хорошим клевом – она все же есть… и в целом ее не так уж и мало… 
Участки водоема 
Два человека с одинаковой рыболовной подготовкой и примерно одинаковым набором снастей могут оказаться в один и тот же день в разных частях водоема и получить принципиально разные результаты: один по итогам выезда скажет, что водоем “рыбный”, другой пожалуется на полное безрыбье – и оба будут правы! 
Чем дальше в осень, например, тем больше рыба сбивается в стаи. Щука – не исключение, все слышали про “щучьи партсобрания”, когда с одной точки можно снять до 5–7 и более кондиционных хвостов. Это значит, что на других участках водоема, скорее всего, будет “голяк”. Летом щука распределена по водоему более или менее равномерно, осенью – надо искать свое счастье более настойчиво и, опять же, не ругать водоем за безрыбность. 

2-61-водный7.jpg

Или голавль. Мне очень нравится ловить его на малых реках с одноместной надувнушки. Где-то и на якоре постоишь, заводинку под каким-нибудь наклонившимся над водой деревом получше проработаешь, но в основном ловишь в дрейфе, так что за одну рыбалку до десятка километров проходишь. И очень хорошо заметно, что на одних участках малек суетится, выходы голавля есть, поймать можно; а другие участки реки, вроде бы, ничем с виду не отличаются, а ведь “мертвые” совсем – ни всплесков, ни выходов, ни поклевок. 
А для крупняка вообще особые условия нужны! Это должно сразу несколько речных факторов сложиться, чтобы поиметь шанс на поклевку крупняка! Чтобы струя хорошая, чтобы рядом яма была, чтобы малек присутствовал, если дерево над водой нависло – вообще замечательно… Такая “суперточка” на пятикилометровый маршрут может быть всего одна – и по результатам на ней ты потом будешь судить о рыбности или безрыбности всего участка. 
Что под водой? 
Наш брат спиннингист “подвохов” (подводных охотников), в целом, не жалует. Дескать, они выбивают маточное стадо, не имеют возможности после “поимки” рыбу отпустить и т.д. А мне вот нравится общаться с подводными охотниками по одной простой причине: столько, сколько они знают про ту или иную реку, нам иногда и за несколько лет не узнать. Просто они водоем видят “изнутри”, очень четко представляя себе степень “рыбности”. И всегда могут сказать: можно рассчитывать на данной реке на килошного (например) язя или нет… А что остается нам, “надвохам”? 
2-61-водный8.jpg
Чуть проще, наверное, на голавлевой охоте. При ловле с берега в солнечный день хорошо видны перемещения чернохвостых красавцев. С лодки видно похуже, но тоже видно. На сплаве по Урге в июле 2016 года (подробный репортаж о той рыбалке мы дадим в одном из ближайших номеров журнала) я видел несколько “подкилошников” при всего двух – нереализованных – поклевках крупняка. И благодаря этой вот “визуализации” я сделал вывод о несомненной рыбности выбранного участка. А не видел бы – и выводы было бы делать не с чего, поскольку подержать в руках удалось только несколько голавликов, лишь один из которых был что-то в районе полукилограмма… 
Итак, с голавлем попроще. А вот другая рыба – тут вообще полный мрак. Если она в реальный контакт с приманкой не вступила, то как мы узнаем, есть она под водой или нет? Ведь даже при наличии суперсовременной рыбопоисковой техники мы еще не знаем, какой именно вид рыбы отображается на экране – а можем лишь предполагать. 
Остается только скрупулезно собирать информацию – об этом аспекте рыбной ловли мы поговорим как-нибудь в другой раз. А пока пожелаю коллегам регулярно отпускать хотя бы часть улова и не ругать водоемы за безрыбность! Ведь даже маленькая речка может при вдумчивом подходе наградить серьезным трофеем – и мнение о ней тогда кардинально изменится. 

2-61-водный9.jpg

НИЖЕГОРОДСКИЙ РЫБОЛОВ № 2(61), 2017 г.



Похожие статьи

Слагаемые успешной ловли хищника на джиг в ломовом коряжнике
Слагаемые успешной ловли хищника на джиг в ломовом коряжнике
Чтобы добиться цели – поймать хищника в сплошных корягах – надо выполнить две задачи: провести приманку без глухого зацепа и достать подсеченную рыбу из крепкого места. Сначала приманка. Лучший вариант – классическая поролонка-морковка с прижатыми штыками двойника. Поролон на офсете и резина на офсете бу...
Вертушка против микроджига – августовский батл на малой реке
Вертушка против микроджига – августовский батл на малой реке
Очерк Дмитрия Соколова
Разнообразные рыбалки августа: ельцы, подъязки, голавли, окуни, щурята…
Разнообразные рыбалки августа: ельцы, подъязки, голавли, окуни, щурята…
Дмитрий Соколов. Смелые ожидания сбылись: с приходом августа наша многострадальная речка ожила, рыбалка по местным меркам стала событийна и результативна. Работают самые разные спиннинговые техники. Наиболее универсальной остается вертушка, ей можно поймать всю рыбу: от уклейки и ельца ...