Мы против сетей и мусора в водоёмах!
Главная > Статьи > Обжериха

Обжериха

Автор: Владислав Андрианов

Владислав Андрианов 
НИЖЕГОРОДСКИЙ РЫБОЛОВ • №2 (79) МАРТ-АПРЕЛЬ 2020  

2005 год. Стояла уже середина апреля, когда наша дружная троица решила наконец закрыть сезон подледной рыбалки. Куда ехать – вопрос не стоял. Конечно же, на Горьковское море, в район села Новленское. Там, в маленькой прибрежной деревушке, живет тесть Сергея – замечательный человек дядя Коля. Поездка эта по последнему льду стала уже традиционной и обычно подгадывалась под празднование дня рождения самого Сергея. Увы, в том году до сего знаменательного события дотянуть не удалось, так как несмотря на холодный, совершенно не весенний март и толстый лед, апрель как-то слишком уж рьяно вступил в свои права. Ясно было, что в ближайшие дни с зимними удочками придется надолго проститься… 


Обжериха

И вот ранним субботним утром наш экипаж, благополучно преодолев полторы сотни километров асфальта и немного подраскисшей весенней грунтовки, остановился на краю деревни. Из дома дяди Коли вид на море открывался прекрасный, но не слишком обнадеживающий. 

В устье впадающей речки-ручейка зияла огромная полынья, да и тянувшийся от нее вдоль берега лед, разукрашенный промоинами и темными пятнами, доверия не внушал. 

По опыту прежних лет было известно, что в этом месте самый плохой лед в конце сезона находится именно под берегом Не знаю, виноваты ли в этом подводные течения… или сдуваемая с высокого глинистого обрыва грязь ускоряет таяние, но факт есть факт. И людей на льду практически не было, лишь вдалеке виднелось несколько черных точек. 

Обжериха


Впрочем, вскоре сомнения наши развеял снегоход, лихо покативший от берега вдаль. Ну, раз уж “буран” прошел, мы уж как-нибудь… Традиционно остограммившись, двинулись в путь. “Буранная” тропа, хоть и огибавшая полынью на приличном расстоянии, оказалась на удивление ненадежной. В близких промоинах и старых лунках жутковато колыхалась от наших шагов черная вода. Единогласно решили, что выходить будем в другом месте. 

Впрочем, уже через сотню метров лед “окреп”, достигнув полуметровой толщины, и мы почувствовали себя уверенней. Да и первая небольшая группа рыбаков оказалась совсем неподалеку, к тому же сидела почти на самой тропе. Крошечный пятачок льда был избурен, словно сито, и от него по разным направлениям расходились редкие лунки. 

Обжериха

Сидящие на самом пятачке счастливцы время от времени вытаскивали неплохих “сковородных” окуней, складывая их в уже далеко не пустые пакеты. На периферии же поклевки случались гораздо реже – и за добрые полчаса наша компания успела поймать лишь по паре разнокалиберных окунишек. 

Тем временем легкий утренний туманчик рассеялся – и стала понятна причина нынешнего безлюдья. В нескольких километрах выше по течению, на грани видимости, в районе известного многим рыбакам села 

Обжериха сидела на льду огромная толпа народу! Собственно, отсюда она выглядела сплошной черной полосой, наводя мысли о “доперестроечных” рыбалках на Горе-море, когда такое было в порядке вещей. 

Вскоре клев окуня окончательно сошел на нет у всех – к утреннему “выходу” наша компания явно опоздала. Друзья ушли дальше в Море первыми, я, еще немного помакав мормышку, потянулся следом. Верхний слой льда уже основательно стаял, так что в одном месте мое внимание привлекли многочисленные следы очень старых лунок. Тут и забурился, не дойдя до товарищей пару сотен метров. На удивление, почти сразу получил поклевку на безмотылку и вытащил очень приличную сорожину. Потом случилась пара сходов подряд чего-то явно не мелкого, но рыбу это не отпугнуло. 

Обжериха

Потихоньку продолжал полавливать. Вскоре подтянулись друзья, а за ними и конкуренты. В образовавшемся “базарчике” рыба все больше капризничала и все реже попадалась. Положение у меня немного исправила подсадка мотыля на крючок – клев возобновился, но ненадолго. К обеду все затихло окончательно. 

Один из рыболовов тем временем запустил в лунку эхолот – редкую еще по тем временам игрушку. Прибор непрерывно пищал, сигнализируя проплывающую рыбу. Судя по экрану, проплывала она где-то вполводы, но брать отказывалась категорически. Оставалось только пуститься странствовать по бескрайним просторам Горе-моря в поисках своего рыбацкого счастья. 

Счастье до вечера так нигде и не обнаружилось. Вот уж и снегоход к берегу пошел... Может, тот же утренний, может – другой. Проводив его взглядом, вернулся к лунке и кивку. Внезапно характерный звук мотора пропал. Оборачиваюсь к берегу – нет снегохода! Впрочем, тут сильно больше километра – толком не разглядеть. 

Выходили с большой опаской, дав большой крюк вверх по течению в сторону Обжерихи. Лед под ногами шипел и колыхался, но выдержал.

Обжериха  

Дружно решили, что больше здесь на “твердую воду” – ни ногой! Не такая уж она, оказывается, и твердая. Проходя мимо места утреннего захода, увидели большую полынью. По краям валялись какие-то вещи типа шапки и еще что-то темное – в сумерках было уже не понять. Как позже выяснилось, снегоход действительно утонул вместе с одним из пассажиров. На следующее утро решено было ехать в Обжериху, на место вчерашних “мегабазаров”. Там и лед всегда стоит дольше обычного – место неглубокое, без течения – бывшее болото, а ехать совсем недалеко. Вблизи черная туча рыбаков распалась на отдельные кучки, но выглядела все равно впечатляюще. Ловили далеко не все, но некоторые специалисты потаскивали. 

У нашей же компании дела не клеились, да и клев ухудшался на глазах. Пометавшись между локальными скоплениями рыболовов, где, как обычно, один-два ловили, а остальные смотрели, мы разбрелись по разным сторонам окончательно. Благо акватория с примерно одинаковыми глубинами и распределением рыбаков и рыбы там весьма обширная. 

Обжериха

До конца дня я так и пробавлялся редкими поклевками. Поймал меньше десятка сорожек. Пару раз клев, вроде, ненадолго активизировался, но тут же мистическим образом начинались постоянные сходы, а то и вовсе обрывы снасти. 

Настроение не улучшали и валявшиеся в паре мест на льду браконьерские сети с протухшей рыбой. А сколько их, должно быть, еще осталось в воде! Похоже, такому незавидному “последнему льду” мы во многом были обязаны их хозяевам. 

Вечером наша компания собралась на берегу у развалин заброшенной фермы. Результат друзей оказался еще хуже моего. Зато промысловики, не стесняясь, продавали рядом большущих щук и другую рыбу. Побродив по руинам фермы, откопал какие-то обломки блока переключателей с контактами из серебряного сплава и доломал его. До сих пор от случая к случаю паяю из тех контактов “серебряные” мормышки. Что подтверждает правило: плохих рыбалок не бывает! 

НИЖЕГОРОДСКИЙ РЫБОЛОВ • №2 (79) МАРТ-АПРЕЛЬ 2020