Мы против сетей и мусора в водоёмах!
Главная > Статьи > Безмотылка в глухозимье

Безмотылка в глухозимье

Автор: Александр Неймарк
Александр Неймарк  


Глухозимье – это когда рыба клюет плохо или не клюет совсем. С этим не поспоришь. Активность рыбы в глухозимье снижается, уловы – тоже. Но иногда случается попасть на отменный клев. Чем активней ищешь рыбу, тем чаще это случается. Ухудшение клева принято связывать с недостатком кислорода. Из воздуха его поступает мало, фотосинтеза тоже нет, а расход какой-никакой есть – на гниение увядшей растительности, на дыхание рыб. Поэтому рыбы стараются меньше двигаться, и даже это не всегда спасает их от замора. Вроде бы все логично. Но почему тогда, например, в больших реках глухозимье выражено ярче и наступает раньше, чем в водохранилищах? Не углубляясь в разные науки и не рискуя ошибиться, можно сказать, что глухозимье вызывается совокупностью причин: нехваткой кислорода, снижением освещенности и температуры воды, годовым биологическим циклом рыб.  

Безмотылка в глухозимье


Переходный период 

Праздник первого льда закончился, но до настоящего глухозимья еще далеко. Склонные к постоянству рыболовы обосновываются на крупных водохранилищах и проводят на них весь оставшийся сезон подледной ловли. Те же, кто любит разнообразие, перебирают водоемы в строгой последовательности: сначала мелководные пруды и озера, потом глубокие карьеры, потом большие реки, потом водохранилища, потом малые реки с родниковым питанием. 

В мелких озерах (например, в оз. Великом на границе Московской и Владимирской областей) глухозимье в хорошую зиму начинается уже в конце декабря. Но и после его прихода возможны периоды бешеного клева в устьях впадающих ручьев и соединяющих озера рукотворных канав. Ловить можно на что угодно, в том числе, конечно, и на безмотылку. Сразу после таких периодов (видимо, в силу высокой концентрации рыбы) в этих самых местах обычно возникают локальные заморы. Но даже в этом случае нельзя уверенно сказать, что рыба приходит на свежую воду за кислородом. 

Может, ручьи несут корм. Может, химический состав ручьевой воды рыбе больше нравится. Хотя, скорее всего, причина все-таки в кислороде. Такая рыбалка – доброе дело: и концентрация рыбы уменьшается, и лунки дают ей дополнительный шанс выжить. 

Безмотылка в глухозимье

В глубоких карьерах конец декабря и январь – время глубинной ловли. Как правило, лещи и крупные окуни (и судаки с бершами, если они есть) выбирают глубины, близкие к максимальным. Да и плотва держится глубже, чем обычно. Тут думать над выбором приманки не приходится – это, конечно, “черт”. Причем, здоровенный: самое малое – общей длиной 19 мм с размахом крючков 11 мм весом 1,4 г и диаметром тела 3,7 мм (190-110-14-37). 

В больших реках успешная ловля возможна на разных глубинах, но очень часто удается отлично порыбачить на самой что ни на есть мели, особенно там, где в реку попадает много грунтовых вод. Обычно это даже не ручьи, а так, что-то из берега сочится, истончая лед на границе с сушей. Мне кажется, хороший клев в таких местах связан с температурой воды. Неподвижная вода у дна сравнительно теплая: +3, а то и +4. А на речной струе она перемешивается и по всей толще бывает не теплее +1. В мороз на реке это хорошо видно: если опустил в лунку обледеневшую приманку, то такую же и вынул. А на “грунтововодной” мели (тем более в стоячей воде) она успевает оттаять за несколько проводок. В таких условиях, на мели и на течении, мормышка уместней, чем “черт”. 

Безмотылка в глухозимье

Водохранилища пока радуют рыболовов хорошим клевом, но первые признаки приближающегося глухозимья видны. Плотва и подлещик собираются на прикормке медленней, чем месяц назад, и клюют не так активно. Они уже не гуляют повсеместно небольшими стайками, а объединяются в крупные сообщества и перемещаются все меньше. Поэтому все большее значение приобретает удачный выбор зоны ловли: угадал – ловишь, не угадал – дышишь свежим воздухом. Превосходство активного поиска становится все более очевидным. Но и прикормка часто бывает полезна. На Озернинском и особенно на Рыбинском водохранилищах ловить без прикормки получается нормально, если не сказать больше. 

А на Яузском водохранилище и на озере Вселуг (одном из моих любимых) – не получается. Возможно, во втором случае плотность стай небольшая, и без прикормки достаточная для хорошего клева концентрация рыбы не достигается. А может быть, подлещик (в первую очередь речь о нем) в принципе не особенно склонен зимой питаться (нечем?), и только прикормка настраивает его на правильный лад. 

Безмотылка в глухозимье

Что касается окуня, то необходимо разделить водохранилища на “тюлечные” и “бестюлечные”. В первых клев окуня ухудшается медленно, значительных изменений в его поведении, местах обитания и т.п. нет. Во вторых же окунь отказывается от охоты за окрепшими сеголетками и переходит на “подножный корм”, в первую очередь на мотыля. Поэтому он более или менее равномерно распределяется по заиленным плесам, и лишь изредка удается обнаружить значительное его скопление.  

В этом случае надо прикармливать мотылем, ждать несколько часов и потом ловить, чередуя ловлю на мотыля со дна с безнасадочной ловлей. Картина довольно унылая, но и водохранилищ без тюльки осталось немного. 

Когда же и водохранилища сдаются глухозимью (это бывает в феврале, а то и в начале марта), наступает черед малых рек с родниковым питанием. Здесь глухозимья не бывает. Насколько родниковая вода богата кислородом, не знаю, но что она теплая (6 градусов), это факт. Ловля в малых реках фантастически интересная, но и трудная. Основных трудностей две. Во-первых, по малым рекам трудно перемещаться: по берегам – сугробы, на русле – промоины. Вовторых, поймать рыбу нахрапом, без вдумчивого изучения реки, удается редко. Рыба может быть где угодно и при этом держится локально; в двух метрах от уловистой лунки, как правило, ничего уже не клюет. А кроме того, у рыбы выраженный суточный ритм: есть “рассветно-закатные” места, есть “утренне-вечерние”, есть “дневные”. С приманками тоже непросто; только на малых реках я изменяю универсальному черному цвету и стараюсь подобрать мормышку под цвет дна. 

Безмотылка в глухозимье

Таким образом, при желании, особенно подкрепленном возможностью выезжать “на дальняк”, глухозимья можно избежать вовсе. Но так ли уж это необходимо? Глухозимье тоже по-своему хорошо. Главная его прелесть – предсказуемость (хоть какаято) поведения рыбы. 


Глухозимье на большой воде 

Не только большие озера и водохранилища способны порадовать в глухозимье. Мне доводилось отлично порыбачить даже в небольших прудах. Плотва вообще сохраняет приемлемую активность всю зиму; если постепенно уменьшать размер приманки, то ухудшения клева можно и не заметить. Окунь же в глухозимье клюет как бы плохо, но в некоторых прудах именно в феврале удается добыть самые весомые за весь год трофеи, уж не знаю почему. Но все-таки водохранилища – самый надежный вариант. 

В большинстве водохранилищ и больших озер плотва и особенно подлещик сбиваются к этому времени в большие стаи, повлиять на которые не удается никакой прикормкой. Если стая стоит, то так и будет стоять, а если движется, то не изменит под влиянием прикормки ни направления, ни скорости движения. А еще стая может подниматься и опускаться, причем у дна она проводит меньше времени, чем на приличном расстоянии от него. И если рыба держится не у дна, безмотылка становится едва ли не единственным возможным способом ловли. Наверное, можно ловить в толще воды и с насадкой, но зачем? На безмотылку будет клевать лучше. 

Безмотылка в глухозимье


Иными словами, чтобы успешно порыбачить, рыбу надо найти. Это само по себе непросто, хотя и проще, чем по первому льду. Но и найденная рыба скорее откажется клевать, чем согласится. Поможет ли прикормка взбодрить ее и склонить к поклевкам, заранее неизвестно. Но, опять же, чаще нет, чем да. Лично я никогда не упорствую, без сожаления ухожу и ищу активную стаю. 

У всех этих минусов есть обратная сторона. В отличие от других периодов, найденная активная рыба может радовать клевом целый день, а то и несколько дней. Об одном таком случае хочу рассказать. 

Это был сезон 2015-2016 гг., для меня – второй год освоения песчаного карьера на Волжском плесе Рыбинского водохранилища. Летняя ловля спиннингом два сезона подряд была успешней всего в одном месте. Причем эхолот постоянно показывал именно там плотные стаи бели. Пешком идти туда далековато, поэтому со льда там впервые удалось порыбачить в декабре 15-го, когда приехали со снегоходом. Подводная камера показывала чудесные картины: неспешно перемещающиеся стаи разнокалиберного подлещика, под ними – вполне пищевых судачков и бершей. Но ничего не клевало! Товарищ вымучил трех бершей на тюльку, да мы, безмотыльщики, на всех поймали несколько мелких подлещиков. 

Безмотылка в глухозимье


И все-таки на следующей рыбалке со снегоходом, в феврале 16-го, проверили это место. И попали на фан-тастический клев! Клевало все, причем, в строго определенных местах: на свале – окунь, на нижней бровке – крупная плотва, на отдалении 5-15 м от нижней бровки, на ровном уже дне – судаки, берши, густера. Во второй день – не хуже, чем в первый. Что характерно, камера показывала точно такую же картинку, что и в прошлый раз. 

Неоднократно приходилось слышать, что и на подледной рыбалке эхолот способен помочь рыболову. Этой интереснейшей темой я пока не владею. Из того, что видел и слышал, целостного мнения не сложилось. В принципе, эхолот может помочь. Но есть нюансы. 

На небольшой глубине луч эхолота слишком узок, он покажет далеко не всю рыбу, попадающую в зону действия нашей приманки. На сложном рельефе от эхолота пользы еще меньше. Рыба даже в глухозимье не стоит на месте, она может приплыть, пока облавливаешь лунку. Наконец, большинство увиденной рыбы клевать отказывается. 

Надо отметить, что темп поиска в глухозимье ограничен усилиями, необходимыми для “изготовления” лунки. Если на льду много снега и под снегом есть вода, я как раз успеваю отдохнуть за 10 проводок, необходимых для облавливания лунки. Сокращать время облова, получается, незачем. Поэтому мне кажется разумным использовать эхолот как вспомогательное средство, не влияющее на тактику ловли. То есть в эхолот поглядывать надо, но ловить при этом правильнее так, как будто эхолота нет. Ну, или завести себе электробур и пробовать тактику суперактивного поиска. 

Что касается подводной камеры, то здесь у меня опыта побольше, и я однозначно голосую за ее применение. Но, опять же, без фанатизма. Камера помогает не в поиске, а в понимании процесса ловли. Она, в отличие от эхолота, показывает размер, вид и (детально) поведение рыбы. А наша задача – сопоставить эту картину с клевом (и, возможно, с картинкой в эхолоте) и сделать выводы, что именно надо стремиться увидеть, чтобы клюнуло. Конечно, на первых порах камера будет уменьшать улов. Но со временем полученные с ее помощью знания обязательно его увеличат. 

Безмотылка в глухозимье

На большой воде, в отличие от малых озер, прудов и речек, приманки в глухозимье уменьшать смысла нет. Если что и меняется по сравнению с первым льдом, то подсадка. Она становится скромней и, если можно так выразиться, консервативней. У меня при поиске это всегда срезы белого и желтого кембриков только на одном крючке “черта”. Если ловля происходит на глубине больше 4 м (то есть ловим не только окуня и плотву, а всех подряд), то я применяю “черта” 170-090-09-32, кембрики ставлю диаметром 1,5-2 мм и “длиной” 0,81,0 мм. Если меньше – то “черта” 150-085-06-25 и кембрики 1,2 на 0,5 мм. На какой ловле сосредоточиться – условно глубинной или условно мелководной – зависит от водоема. Но в большинстве водохранилищ (например, на моем любимом Волжском плесе Рыбинки) можно ловить и так, и так. Тогда это зависит от настроения. 

Мне не хотелось бы выглядеть приверженцем “теории цвета”. На самом деле не думаю, что цвет подсадки и даже приманки играет заметную роль. Применяю проверенные варианты просто потому, что хочу полностью сосредоточиться на поиске, не забивая голову малозначимыми, на мой взгляд, нюансами ловли. 

Но… не бывает правил без исключений. Допустим, поймал я пару зачетных рыб из одной лунки, в соседней лунке видел осторожную поклевку без продолжения, а потом три часа гулял без поклевок. Не то чтобы я считал нужным вернуться к единственной сработавшей лунке, обычно я этого не делаю. Но, допустим, логика рыбалки сложилась так, что я проходил мимо той лунки, опустил в нее “черта” – и опять поймал. Тогда, конечно, я попробую другие приманки. Начну с мормышки подходящего веса с желтой бусиной. Если не клюнет, попробую “специализированного” “черта”: для окуня – среднего размера без подсадки, для плотвы – небольшого со скромной подсадкой на одном крючке, для подлещика – крупного и богато украшенного. 

Безмотылка в глухозимье

Вокруг побурить тоже попробую. Вряд ли поклевок будет много, но если рыба немелкая, то и десятка поклевок может оказаться достаточно. И если в какой-то лунке поймаю на разные приманки, буду их чередовать, пока клевать не перестанет совсем. По первому льду чередование приманок редко помогает, но с января и до последнего льда этот нехитрый прием зачастую увеличивает улов в разы.  

НИЖЕГОРОДСКИЙ РЫБОЛОВ № 1(66) 2018 г.  


Похожие статьи

Безнасадочные мормышки (алтайский вариант)
Безнасадочные мормышки (алтайский вариант)
Автор: Владимир Телельков, г. Барнаул
К безнасадочным мормышкам рыболовы-любители относятся  с некоторой настороженностью. Поймать рыбу на мормышку с насадкой кажется проще, чем на голую обманку. Где-то с такими доводами я соглашусь. Действительно, на поплавочную удочку пытаться поймать рыбу без насадки - занятие несерьезное, так как обманка должн...
Леща - на плотвиную снасть
Леща - на плотвиную снасть
Автор: Николай Денисов, г. Кстово
Люблю экспериментировать с рыболовными снастями. А вот, однако, оказался в плену общепринятых догм. Сколько литературы перечитал, сколько снастей видел - все сводилось к следующему. Мол, на течении леща надо ловить на длинный поводок. Я и сам вязал поводки и в 40 сантиметрах от мормышки, и в метре, как делают ...
Где искать окуня?
Где искать окуня?
Окунь - самый распространенный трофей рыболовов-зимников. Блеснильщик или "чертятник", который ловит окуня на знакомом водоеме не первый год, разумеется, знает: где в какое время надо искать полосатого хищника. А вот оказавшись на незнакомом водоеме, можно и растеряться: просторы большие, воды много, различных мест ...