home search site map
стрикер

Баррамунди – знаковая рыба Австралии



Татьяна Соколова  
НИЖЕГОРОДСКИЙ РЫБОЛОВ • №1 (78) ЯНВАРЬ-ФЕВРАЛЬ 2020   

«Мисс бара», – так уважительно и ласково называют австралийские рыбаки баррамунди. Первые годы рыбалки на северных территориях Австралии я не могла понять, что же австралийцы такие влюбленные в эту рыбу? Почему рыбалка на баррамунди считается верхом рыболовного мастерства? На первый взгляд – ничего необычного. Рыба чем-то похожа на нашу семгу. Огромная пасть, как у басса… крупная жесткая чешуя... 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Средний размер речной баррамунди не сильно впечатляет, 50-70 сантиметров. Бывают экземпляры более метра, но это редкость. Исключение составляют озерные баррамунди. Троллингом по глубине 7-8 метров можно поймать барру в 20-30 кг. Рекорд – 60 килограммов. Трофейных мест в Австралии крайне мало, да и шанс поймать такую крупную – один из тысячи. В силу недоступности таких озер решить вопрос рыбалки очень сложно. Удаленность, размытые дороги красного песка, лодка на прицепе, топливо, запас воды, ночные хищники, крокодилы, змеи, москиты – одни проблемы. Поэтому основное место для рыбалки на баррамунди – реки северных территорий. Март, апрель, май – в Северной Австралии сезон “мисс барры”. Рыбалка на баррамунди пользуется бешеной популярностью. 

Баррамунди с большим удовольствие проживает как в пресной, так и в соленой воде. Объяснение простое: в период дождей океан несет свои воды по всем рекам и мангровым зарослям. Вода поднимается на 5-7 метров, устраивая для баррамунди роскошный банкетный зал. Маскируясь в корнях мангры, барра просто ждет, когда косяк жирной мелочи проплывет мимо. Атака хищника стремительна. В сухой сезон вся живность концентрируется в крупных реках, мелкие просто пересыхают. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Баррамунди – настоящая ленивица, не любящая миграций. Она живет там, где тепло, много воды и еды. Это прибрежные воды, бесконечные лиманы, заливы. Лишь во время отливов барра нехотя покидает любимые корни мангры и выходит в свободные воды. У баррамунди всего три врага: акула, крокодил и рыболов. Но это все не слишком серьезные угрозы. У акул и так еды хватает на рифах, крокодилы же предпочтут поискать погибших животных в мангре или отобрать рыбу у неосторожных рыбаков. Рыбалка на баррамунди жестко лимитирована по сезонам, размерам и количеству, да и реки, в основном, труднодоступны, рыболовам так просто не добраться. В таких тепличных условиях за год жизни баррамунди прибавляет по полкило. 

Баррамунди – лакомый кусочек. Нежное слоеное белое мясо деликатнейшего вкуса с небольшим количеством жира. В Австралии баррамунди является символом местной кухни. В ресторанах Австралии стоимость одной порции баррамунди на гриле сопоставима со стоимостью знаменитого стейка Рибай – это порядка 30 местных долларов. (Один американский доллар равен 1,5 долларам Австралии.) 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Север Австралии, район Дарвина и близлежащих островов акваторий Тиморского, Арафурского морей, залива Карпентерия – основное место для рыбалки на баррамунди. Лоджи и лодки забронированы на год-два вперед. Нехватка пресной воды, трудность в доставке топлива, сезонность рыбалки – все это не позволяет развиваться индустрии спортивного рыболовства большими темпами. Рыбаков не пугает высокая стоимость – около 1000 австралийских долларов за лодку в день. Плюс лицензии, проживание, питание – это еще около 300 долларов на человека в день. 

Обычно лодку арендуют для двух, максимум трех рыбаков. Гид в каждой лодке. Разрешенные размеры и количество “взятой на борт” рыбы регулируется для каждого региона. Добровольный принцип “поймал – отпустил” – главный для австралийских рыболовов. Это касается всей любительской спортивной рыбалки. 

Еще один важный фактор – морские приливы и отливы. Приливные воды только начинают прикрывать корни хотя бы на 15-20 сантиметров, и баррамунди тут же скрывается в убежище. Достать ее оттуда не просто. Нужен абсолютно точный кастинг в корни. Снимать приманки с зацепов рыбакам, как правило, не разрешают – опасно. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Мутные реки кишат крокодилами, на мангровых ветвях качаются змеи, на корнях полно всяческой заразной микроскопической живности, готовой незаметно просочиться под кожу. Гиды головой отвечают за туристов и сами снимают зацепы. Мешают корни и успешному вываживанию, так что отлив – лучшее время для рыбалки на баррамунди. Но тут новая сложность – фазы Луны. Каждые две недели приливы и отливы по два раза в день. Время результативной рыбалки ограничено. 

Уже который год мы с мужем, Сергеем Соколовым, утюжим Большой Барьерный Риф и мангровые заросли Северо-Восточной Австралии. Как драгоценную шкатулочку Австралия приоткрывала нам волшебный, полный опасности мир “мисс барры”. По спиннингам мы с австралийцами находимся в жесткой оппозиции. Ну не можем мы рыбачить бесчувственными дубинами – колами с мультипликаторами! Хочется получить истинное удовольствие с троутовыми спиннингами. Я использую ультралайт Troutin Spin InterBoron IBXX53MTH 2-8 г быстрого строя. У Сергея еще более быстрый Troutin Spin Lag Less Boron 63DT до 14 граммов. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

В приманках мы полностью солидарны. За многие годы, перепробовав кучу воблеров, мы остановились на диповых минноу Cherry Blood 90MD (до 1,2 м), воблерах Saruna 80 и 110 (до 0,8 м) и Jib 90 и 110 (до 0,4 м). Все воблеры только плавающие, цвета солнечно-яркие или натуральные. Почему именно эти воблеры? Все они имеют главную особенность – вальяжную, неторопливую и самодостаточную игру. Как раз для характера “мисс бары”. К примеру, Cherry Blood 90MD при деликатном твиче на паузах имеет очень длинный тормозной путь. Траектория внутренних вольфрамовых шариков сделана с акцентом в головную часть. Бегая по желобу, шарики позволяют воблеру переваливаться, как бы “светиться” боками, сохраняя баланс на паузах, так необходимых при ловле капризной барры. 

Легендарный воблер Jib отличился и в Австралии. Jib универсален. При спокойной проводке крохотные вольфрамовые шарики ритмично перекатываются в задней части воблера. Игра воблера дразнящая, неспешная. Легкие подныривания с непременным всплытием. Вибрация всем телом. Пируэты с разворотом на 60 градусов. Заветные паузы при смене движений. Мягчайшая амортизация троутовых спиннингов позволит “Джибу” выполнять сложнейшие пируэты, заманивать, соблазнять прихотливого хищника. За многолетнюю практику использования Jib мы полностью убедились, что игра воблера поднимет рыбу даже из глубокой ямы. Как подтверждение – семги на ямах рек Кольского, ленки под скальниками Сихотэ-Алиня, щуки в омутах Карелии и Дальнего Востока. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Saruna 110 выручает, когда нужен дальний заброс. В устье больших рек, когда светлая вода, дальность полета приманки важна при подходе к осторожной баррамунди. 

МНОГО ЛЕТ НАЗАД 

Остров между Австралией и Папуа Новой Гвинеей. Понимая нашу с Сергеем слабую подготовленность, Рой, владелец острова, устроил нам тестовую рыбалку. Подошли яхтой к главной земле (на островах речек нет). Отлив еще не начался, вода – высокая. Рой загнал яхту в устье реки, показал рукой в корни мангры и сказал заветное слово: “Кастинг!”. Сам же, распустил катушку донной снасти, забросил в корни, и, сосредоточившись, чуть подергивал леску. 

Мы с Сергеем усиленно украшали кусты воблерами. Кое-что, конечно, удавалось сдернуть или сбить шестом, но зато науку кастинга мы получали крепкую. К сожалению, с проводкой тоже не разобрались. Рой выбрал из наших приманок наиболее подходящие, но и на них садились лишь акулята, квинфиш и маленькие тревалли. Для нас и это было счастьем! Девственная мангра, тени крупных акул, атмосфера диких дебрей, безудержная мощь и стремительность даже некрупных рыб. Баррамунди мы так и не поймали, а вот небольших тревалли натаскались вдоволь. Правда, порой акулы оставляли нам лишь голову от добычи или обрывок шнура. Все изменилось через неделю. 

Прибыли новые гости из Японии: господин Така-сан с друзьями. Со слов Роя, Така-сан фантастически ловит баррамунди. Нам очень повезло порыбачить с истинным профи по “мисс барре”. Така-сан мог позволить себе рыбачить спиннингами, изготовленными по его личному заказу. Воблеры использовал только плавающие, ярких и натуральных расцветок, с хорошей собственной игрой. Мы пошли яхтой в полноводную Олив-риву. Почему такой выбор? У Така-сана были свои проверенные места рядом с ручейками, стекавшими в реку. Все забросы ниже ручьев, проводка то равномерная, то стоп-энд-гоу, то рывочки разного ритма. После поклевки – резкие подсечки. Мы так и крутились возле ручейков. По мнению Така-сан, акватория рядом с источником свежей воды для барраманди гораздо важней, чем коряжник. Проблема в том, что таких мест, может, всего с десяток на всех реках. Така-сан просто “косил” баррамунди. Экземпляры как на подбор: 70-90 сантиметров. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

“Мертвый час” между сменой приливов и отливов, когда рыба не желает ловиться, мы использовали на ленч и переход на другую реку. 

Рой сказал: “Начинается отлив. Будем ловить с ног, пойдем в глубь реки”. Яхту оставили в полукилометре от берега. Мы экипировались, глядя на Така-сан. Ничего лишнего. Купальники, шорты, кепка, очки, рубашка с карманами. В карманах пакетик с приманками, карабинами, тройниками, плиер (универсальный девайс для смены тройников и извлечения приманки из пасти рыбы), перчатки, один спиннинг на каждого, подводный фотоаппарат – вот и вся экипировка. 

На ногах – ничего, любая обувь застрянет в трясине мангры. Во всем абсолютный лимит. Все последующие годы мы не изменяли нашему принципу: когда идешь на далекую рыбалку, бери только самые лучшие снасти! Для нас это проверенные за многие годы в разных концах мира спиннинги и приманки от японской фирмы Smith. На барру – шнур Varivas 14-18 Lb, катушка Shimano Stella 2500, жесткие тройники, карабины на подшипниках. 

Первый босоногий поход в мангровую реку. Смешанные чувства любопытства и страха. 

Благодаря Така-сан и его команде мы получили уроки японского мужества в суровом австралийском буше. Все последующие годы в рыбалке на баррамунди мы предпочитали именно “босоногие походы” все другое было уже менее куражно. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Пока идем по океану до берега, надо смотреть в оба. Глубина около метра. Под ногами кораллы, осколки ракушек, корни подводных растений, разбегающиеся рифовые акулы, любопытные коричневые ленты подводных змей. Но самое важное – это крокодилы. Крокодил – это бездушная машина для убийства. Крокодилы умны и расчетливы. Рой, наш давний друг и владелец острова, 25 лет прожил в Папуа-Новой Гвинее, где охотился на крокодилов и ловил просто гигантских баррамунди, учил нас жестким правилам: 

крокодилы отлично видят, слышат, имеют обостренный нюх; 

никогда не вставай между крокодилом и водой; 

если крокодил начинает шипеть, как кошка, поворачивать голову и поджимает задние лапы, – беги. 

Крокодил готовится к стремительному прыжку. Крокодилы – спринтеры, бегают со скоростью 40-45 км в час, но и быстро выдыхаются. 

Главное наше оружие по защите от крокодилов – это одомашненная динго Люси. Люси с лаем носится и плавает вокруг нас, зорко высматривая врагов. Причем самому процессу рыбалки это нисколько не мешает. У Роя на всякий случай есть оружие. 

ПРОШЛИ ГОДЫ 

Начинается отлив. В сыром песке на берегу устья реки проваливаемся по колено. Течение слабое, только отлив уносит воду. Выглядываем коряжники, затопленные кусты или крохотные карманы. Если до другого берега метров 30-40, ставим воблер Saruna 110 “копченого” или золотисто-красного цветов. Диповый Cherry Blood ставить нельзя, т.к. барра может взять не только под мангрой или в коряжнике, но и на мелководье, практически под ногами рыболова. Диповый воблер последние метры проводки “зароется” в дно и шанс на поклевку накоротке будет упущен. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Мелководный “Джиб” можно использовать всегда и везде. Техника проводки почти постоянно одна и та же. Никаких агрессивных движений. Все плавно, в минорном стиле. Фрикцион на катушке расслаблен. Баррамунди может боднуть приманку, проводку останавливать нельзя, продолжаем легкий, неритмичный твич с длинными паузами. Барра берет жадно – и сразу же вылетает из воды каскадом прыжков. Баррамунди – виртуоз по выплевыванию приманок! Если, к примеру, наша семга разгоняется к прыжку, рыболов это чувствует, опускает кончик спиннинга в воду, заранее гася прыжки. А вот барра, похоже, разгоняется уже в воде и на излете берет приманку. Очень важно в одно мгновенье опустить кончик спиннинга в воду, хоть как-то сглаживая стремительный бросок барры, сделать подсечку. Но тут другая напасть. Извиваясь в прыжках, барра запросто срезает шнур жесткими жаберными крышками. Неоднократно мы пробовали ставить тонкие вольфрамовые поводки, но и это не давало гарантии от среза. 

На вываживании, если барра взяла хотя бы метрах в 3-4 от мангры, даем ей побегать, не ослабляя шнур, по возможности отходим назад, не форсируя события, осторожно зажимая шпулю пальцами. Без перчаток не обойтись! Барра будет метаться вдоль мангры, потихонечку успокаиваясь. Но это обманчивая покорность. Почувствовав мелководье, рыба может ринуться на рыболова, ослабить шнур и уйти. Прочные кости в пасти рыбы пробить тройником крайне сложно. С баррамунди надо быть всегда начеку. Если успела уйти в корни мангры, можно смело резать шнур. По пояс в воде мы продвигаемся в глубь реки. Вода падает, все больше оголяются корни мангры, а барра все равно будет стараться жаться к укрытию, либо метаться по реке, изыскивая пока еще оставшиеся глубинки. Далеко от любимого убежища барра не уходит. Наступает золотое время рыболова. Бывали случаи одновременных поклевок у всей команды. Эффективны забросы и под корни, и по всей акватории реки. За пару часов командой из четырех-пяти человек мы вылавливали более сорока баррамунди! 

Больше чем метров на двести мы никогда не заходим вглубь реки. Слишком опасно, дикие, девственные места. Рой и его сын Сэм, конечно же, изучили тайные проходы через мангру. Переходим реку. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Топким берегом, проваливаясь в черную трясину, пробираемся через мангру. С осторожностью ставя босые ноги меж торчащих острых корней, успеваем оглядеть ветки над головой. Древесные змеи небольшие, их нелегко заметить в гуще листвы. На небольшом свободном клочке берега продолжаем рыбалку. К мутной воде подходить близко нельзя. У крокодилов в голове что-то типа навигатора. Крокодил одними глазами всплывает на поверхность, пеленгует потенциальную жертву, прокладывает точный курс, подныривает и мощным броском атакует жертву. Темные илистые воды прекрасно маскируют хищника, а рыболов в ажиотаже рыбалки крайне невнимателен. Если дно не просматривается, стоять можно только в трех метрах от воды! 

Вода совсем низкая, забросы можно делать куда угодно. После первой же поклевки мы сосредотачиваемся именно на этом месте. С одной точки можно достать пару десятков баррамунди. Объяснение простое – там ямка. Такое место может быть и у обнаженных корней, и в кармашке, и на середине реки. Сложности в вываживании барры. Рыбу надо быстро поднять по высокому берегу. Как только барра оказывается на суше, она опять начинает извиваться, прыгать и довольно часто освобождается от крючков. 

Постоянные приливы и отливы намывают в реках новые отмели, изменяя рельеф дна. Поэтому мы всегда начинаем с мелководных приманок. После нескольких проводок становится ясно, чем ловить. За один отлив мы проходим пару рек и несколько криков  (временных ручьев). Всего километров семь-восемь по скользкому берегу океана. Крики узкие, шириной четыре-пять метров, заросшие мангрой, – закоряженные проходы, заполненные черной водой. Конечно же, именно там самая захватывающая рыбалка. Для полного контроля над ситуацией Рой берет только двоих рыболовов. Собственно, остальные члены команды не всегда изъявляют желание месить грязь в компании с миллионом москитов. 

Вообще рыбалка на баррамунди “с ног” в мангровых лесах предприятие не для всех. Многие рыболовы даже отказываются, опасаясь за свою жизнь Австралийцы – никогда. Ну и мы с Сергеем всегда в первых рядах. Наша дочь Александра с мужем Александром тоже отважились на такой поход. 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Стоим по пояс в воде. На страже Рой с пистолетом и динго Люси. Адреналин зашкаливает. Короткий заброс в коряжник. Садится барра. Для прыжков и разгона ей места маловато. Выдергиваем барру мгновенно и без сантиментов. Чуть прозевал – стремительная барра уже запуталась в корнях за нашими спинами. Вытащить ее оттуда практически невозможно. Коряжник буквально набит баррой. Крупная, около метра, и как только она смогла поместиться на такой маленькой акватории? Рой сказал: “В таких местах рыба стоит в очереди, чтобы спрятаться в убежище коряг. Дно в крике в основном ровное, а под корягой солидная яма. Метра два или даже больше. Течение образует интересный рельеф. Возможно, на дне крупные валуны, которые и не дают приливам выравнить дно. Кто знает? Пусть останется загадкой. Так интереснее. Рыба ведь клюет?” 

В мелководных криках вода низкая, прозрачная, вся рыба как на ладони. По воде вглубь крика не ходим – распугаем рыбу. Перебираясь по высоким корням, выглядываем местечко, где можно хоть как-то устоять. Барра спокойно курсировала в тени мангры или маскировалась в опавших листьях на дне крика. Ширина крика – метра четыре. Забрасывать некуда. Воблер “полощем” под ногами, вернее под корнями, потому что мы стоим на корнях, на высоте около метра. Глубина 30-40 см. Вот барра замерла, увидев приманку. Момент атаки поразителен. Барра не гналась за воблером, а выждав, когда приманка пройдет в полуметре, прыжком вылетела на воблер, в полете схватила и рухнула, путаясь в корнях. Видеть такое – большая редкость. В шесть рук вытаскивали юркую баррамунди. После рыбалки уставшие, но счастливые, мы позволяем себе полакомиться вкуснейшими фруктами дикими манго. 

Редко в прилове может оказаться самая вкусная рыба мангровых рек – мангровый джерк. В Австралии размеры джерка небольшие, в среднем около полутора кило, но вкусовые качества просто потрясающие! Атаковать приманку может и яростный тарпон. Прыжки, свечи! Вывели лишь несколько штук, настолько увертливая и неподдающаяся эта рыба. 

С крокодилами не шутят! Пару раз нам повезло. На вертолете добирались до дальних рек и ручьев. Моим напарником был Трево Ли – один из лучших рыболовов Австралии. Выбор Трево – узкая, еле заметная протока, тоненькой змейкой впадающая в океан. Встали на намытом песчаном бугре метрах в трех от воды. Указав на глубокие ниши между корнями мангры, Трево категорически запретил подходить близко к мутному ручью: “Смотри, это следы крокодилов”. Баррамунди косяком подходила из глубины протоки. Мелководные воблеры, простая равномерная проводка. Рыба брала и на падении приманки, и на первых оборотах катушки. Поклевки на каждом забросе! С размаху баррамунди выбрасывали на берег. Трево сказал, что в протоке много крокодилов, и чтобы не провоцировать хищников на атаку наших трофеев, рыбу лучше резко выкидывать на берег. В ажиотаже я подошла близко к воде. 

Трево крепко и больно взял меня за ухо, отвел на положенное расстояние: “Татьяна, крокодилы – это не шутки”. Я хорошо это запомнила. Вечером того же дня наша команда пешком по океану возвращалась на яхту. Немного не рассчитали со временем, прилив накатывал быстро. Шли по грудь в воде. Впереди плыла Люси. За ней шел Рой. Люси, захлебываясь волнами, отчаянно залаяла. Рой предостерегающе поднял руку. Команда сбилась в кучу и остановилась. У яхты плавал крокодил. Рой прыжками полетел к якорной веревке, быстро взобрался на нос. На яхте оставались куски филе макрели, Рой стал скармливать их крокодилу, бросая все дальше. По взмаху руки Роя мы бодро взлетели на борт. Денек еще тот… Вода, пиво, вино… Пока веселились, не сразу заметили, как крокодил положил морду на заднюю площадку, намериваясь взобраться на яхту… 

НАШИ ТРОФЕИ 

Баррамунди в 10-12 кг на нашем счету уже десятки. Хотелось трофей. В океане, недалеко от устья крупных рек, в скалах и валунах (не путать с рифами), живет самая крупная баррамунди. Вода в таких местах хоть и соленая, но с большой примесью пресной. Много раз мы пытались поймать барру возле скал. Приманки обрывали тревалли, барракуды, испанские макрели, акулы, квинфиши и прочие соседи барры. Проблема в том, что чисто барровскую проводку сделать невозможно. Океанские волны сбивают приманку и смывают ее акустический образ. Крупной приманкой барра не заинтересуется. Приходится использовать деликатные снасти в надежде на Случай. К скалам близко не подойти, забрасываю дальнобойный Saruna 110. Несколько тычков… равномерную проводку не останавливаю. Есть барра! Вываживаю быстро. Барра на борту. Толстенькая красотка! 

Сэм отводит яхту от скал. Я пытаюсь снять свою рыбу с крючка, в это время Сергею Соколову садится крупная барра. Мой трофей изворачивается и засаживает тройник мне в большой палец. Помочь мне некому – все заняты делом. Терплю и молчу. Пытаюсь левой рукой сфотографировать Сережину борьбу. Не получается. Как жаль! Сэм кричит Сергею: “Быстрее! Акулы!”, а затем помогает Сергею поднять рыбину. Трофей наш! 16 кило! Мы сделали это! 

Операцию по вытаскиванию тройника провернули быстро, чай не в первый раз, опыт есть. С чувством полного удовлетворения, поднимаем по стаканчику новозеландского "Совиньон Блана". 

Баррамунди – знаковая рыба Австралии

Конечно же, можно рыбачить с красивой яхты в окружении обслуживающего персонала, всегда готового прийти на помощь. И это замечательно! Но это не про нас с Сергеем. Мой рассказ для безбашенных людей с распахнутыми глазами, для людей с бесконечной мечтой о потаенных, диких, опасных и таких заманчивых уголках нашей планеты!  

НИЖЕГОРОДСКИЙ РЫБОЛОВ • №1 (78) ЯНВАРЬ-ФЕВРАЛЬ 2020   






<<назад к содержанию журнала

Наше видео

ЩУКИ атакуют большие приманки

ЩУКИ атакуют большие приманки

В этот раз мы отправились на Чебоксарское водохранилище.

obyv
prichal-winter-2021-270x90.gif баннер на сайте нижегородский рыболов.gif

Авторизация

Регистрация

Забыли свой пароль?

Подписка