home search site map
вашалодка

По рекам Приполярного Урала

Александр Андрианов, г. Ставрополь 
Фото автора  

Окончание. Начало в № 24 (374), 2017 г 

Совершив небольшую оплошность и отстав от всех, автор пытается догнать и вновь присоединиться к участникам этого водного путешествия.  

По рекам Приполярного Урала

К моему удивлению, туман оставался недвижимым почти три часа. Было тепло, т.е. солнце светило, но грело недостаточно сильно для того, чтобы туман растаял. Мне это было на руку, поскольку и кровососы никак себя не проявляли. Чего я ни делал, так это не пытался ловить рыбу. Быть может зря, потому что мне попадались места с перекатами, где наверняка могли стоять хариусы. Но другая задача была важнее – догнать ребят. 

Нужно отметить, что скорость течения Усы была значительной, и к двум часам дня я достиг устья Заострённой. Она мощной струёй врывалась слева, а на высоком берегу виднелись постройки, пасущийся скот и лошадь с жеребёнком. 

Внизу у воды копошились мужики, и тарахтела моторка. 

Миновав струю, я резко повернул влево и причалил к берегу. Там достал видеокамеру и снял то, как видевшие меня подскочили на моторке к берегу, заглушили мотор и сообщили, что их просил ГенВал отыскать меня. Я посмеялся и сказал: “Считайте, что нашли!” 

Как оказалось, ребята незадолго до обеда двинули вверх по Заострённой, а в лагере пастухов остался Володя-младший из-за больной руки. Они и объяснили, куда следует плыть и где поворот в речку. 

Я не стал задерживаться, потихоньку выгреб в Заострённую и пошёл по ней вверх вдоль левого берега. Спустя ещё полчаса отыскался Володя-младший на своём каяке, а я, пообщавшись с ним, всё же остановился на час. Поймал три хариуса, и, зная, как они быстро пропадают, тут же почистил, выпотрошил и засолил. На душе стало спокойнее. До основной группы не так далеко, как это казалось первоначально, и можно не сильно торопиться, не ломать себя гонкой. Тем не менее, само по себе движение вверх по реке достаточно трудоёмкое и меня надолго не хватило. 

Выдохшись, я выбрал показавшееся приемлемым для установки палатки место, поставил её и лишь когда начал собирать дрова, обнаружил кучи медвежьего помёта совсем неподалёку от палатки. Это соседство и по эстетическим соображениям, и по вероятности появления там мишки, не вызвало у меня положительных эмоций. И потому ночь прошла в напряжении. К тому же, среди ночи что-то сильно шумело на противоположном, высоком берегу, и это шевеление вызывало у меня безотчётный страх и сильное беспокойство. 

Едва посветлели верхушки деревьев на горизонте, я стал собираться и спустя четверть часа двинул по реке вверх. Как же я расстроился, когда прошло меньше часа и показались палатки лагеря на левом берегу реки. Вчера мне не хватило сил пройти всего километра два, чтобы догнать своих ребят! Какой облом… 

Чем заняться в такой ранний час, когда самый сладкий сон у ребят? Я послонялся по лагерю, отыскал место приготовления пищи и решил, что ничего не остаётся, как сделать заготовку дров для завтрака и сам завтрак. Так и сделал… Каково было удивление моих попутчиков, когда буквально с подъёма их ждал горячий завтрак, о готовности которого им сообщал я, промотавшийся трое суток неизвестно где. Но особых объяснений ГенВал с меня не потребовал, потому что, кроме меня, блудил Володя-старший с Севой, и за трое суток движения по Усе чего только с ними ни происходило… Заочно прощённый, я с радостью продолжил кормить своих попутчиков, а позже разбил палатку неподалёку от них, перенёс туда свои вещи и в дальнейшем выполнял те указания руководителя, которые он отдавал, внимательно прислушиваясь к их содержанию и смыслу. 

Заострённая оказалась даже хуже, чем ожидал ГенВал: и по своему виду, и местоположению, и по малому количеству в ней рыбы. В реке, как ни странно, нам не попадались щуки и окуни, которых было полно в Шарью. Поэтому весь упор в ловле мы делали на хариусе – его же было маловато для нашей компании. И был он довольно мелким… Берега Заострённой пологие, низкие, без скал, как на Шарью. Из растительности преобладали хвойные деревья, и даже кедр. Откуда он там, было не понятно. Кусты смородины стояли уже обобранными – и местные жители постарались, и зверьё. Правда, встречалась поспевшая жимолость. 

Как оказалось впоследствии, эта днёвка была последней и длилась два дня, после чего ГенВал принял решение возвращаться назад. Таким образом, планировавшийся предварительно переход по Дурной на Шарью не состоялся. А внизу, у впадения Заострённой в Усу, нас ждала баня. 

День выдался жаркий, солнечный и удачный для рыбаков, поэтому, готовя обед, я варил уху. А после обеда, изнемогая от жары и налетевших кровососов, было решено купаться. Как и в любой горной речке, вода в Заострённой довольно прохладная, но это не остановило мальчишек – они бесились, окатывали друг друга, брызгая водой, бегали в небольшом, но глубоком участке речки. И ГенВал не выдержал, тоже полез в воду. Я всё же воздержался от купания, зная обычные последствия в виде простуды после таких купаний. 

Спустя пару часов духоты свинцовая туча, закрывшая полнеба, вылила на лагерь тонны дождя. Но до ужина температура нормализовалась, выпавшая влага впиталась, и даже трава была сухой. 

Ужин прошёл без приключений, я передал полномочия дежурного следующей паре и, наконец, лёг спать. Теперь уже не в одиночку, а в лагере, в компании своих попутчиков. 

Сплав не занял много времени, и к обеду следующего дня мы оказались на месте впадения Заострённой в Усу. На высоком левом берегу Заострённой стояла изба, несколько сараев и баня, пасся скот. Позднее виденное там попало в отчёт в следующей редакции: 

На высоком берегу домики стоят, 
две моторки у причала выстроились в ряд. 
Жизнь неспешно здесь проходит. 
Лошадь жеребёнка кормит. 

На колах просохли сети. 
Куры на насесте в клети. 
В палисаднике картошка 
синим цветом расцвела. 

Щурит глаз хитрющий кошка, 
развалившись у стола. 
Земляника недозрелый тянет к солнышку бочок, 
распуская ус умело на растущий вверх росток. 

В кольях с банками плетень. 
Спит на солнышке кобель. 
Перевернутые сани. 
Приоткрыты двери в баню. 

Овцы. Несколько коров. 
Дровник полон свежих дров. 
На скамье сидит мужик, 
а над ним комар жужжит. 

Баню устраивали хозяева, нам оставалось только наносить воды. Отменно попарившись и помывшись, мы предполагали заночевать в небольшой рощице у берега. Но ГенВал настоял на отплытии буквально спустя час после помывки, и мы ушли сразу после короткого ужина. 

Следующей остановкой по плану должно было стать устье Шарью, но по совету жителей заимки мы решили остановиться на пару суток на островах и поискать грибы. Дело в том, что мы попали в межсезонье – если грибы находились, то были они старыми и в большинстве своём червивыми. А новые не попадались. Вот и хотелось грибов отведать. На острове, по словам новых знакомых, рос белый мох, и в нём было всегда много маслят, подберёзовиков и белых. И мы зарулили на такой остров. Правда, кроме грибов, попадались и ягоды. 

Удавалось ловить хариуса на Усе. А когда грибной голод утолили, перешли в устье Шарью. Только подплыв к нему, мы поняли, что вода большая и рыбалки там не будет. Последующие попытки ловить хариуса не увенчались успехом, и по команде ГенВала мы отправились к правому берегу Усы, где местами встречались перекаты. Рыбалка там оказалась добычливой больше, чем на Заострённой. Не слишком удачливый в ловле, отличился Паша Борисов – он поймал щуку на 2 кг. Повезло и мне – хариус потянул на 1, 2 кг, а поймал я его так: 

“Оно и раньше так не раз бывало, 
Шла рыба следом, но блесну не брала. 
Поставил я эксперимент, 
И ценный получил ответ – 
Я перестал крутить катушку, 
Под тяжестью блесна упала тут же. 
В воде у берега лежала на камнях. 
Происходило это прямо на глазах – 
Свою добычу рыба забрала 
и в глубину проворно поплыла, 
лишь взбаламутила у берега песок. 
Её движеньем резким я подсёк. 
И выволок на берег тяжкий груз. 
Им оказался длинный хариус. 
Взвесил я его на месте – 
Потянул он кило двести. 
Ну – красавец, ну – гигант! 
Проявил и я талант!” 

ГенВал, окончательно расстроившись своими неудачами в ловле, ушёл с берега реки в лагерь, который мы разбили на месте прежнего, позапрошлогоднего, когда были в походе на Шарью. Кроме рыбалки, удалось собрать брусники, обильно осыпавшей крутой берег Усы. 

До выхода к мосту оставалось около 10 км, и мы не спеша тронулись туда в следующий день. Припоминая спешный стапель 2005 года, разбили лагерь прямо в лесу неподалёку от моста и жили там более суток, отводя душу в поиске грибов. А их наросло после дождя видимо-невидимо. Наконец, когда все удовлетворили свои грибные и рыбацкие потребности, ГенВал объявил сбор и одночасовую готовность к выходу. 

По рекам Приполярного Урала

Поезд шёл с Усинска, мы стояли на мосту в месте предполагаемой остановки вагона, но двери в него оказались закрытыми. Посадку производили в другой вагон, а чтобы попасть в свой, нам пришлось с тяжелеными укладками пройти целых пять вагонов поезда. Да какой с проводницы спрос… Сделали замечание и на том остались. Недоразумение с посадкой в вагон немного испортило наш настрой после похода, где не всё удалось так, как планировалось. Но в дальнейшем я старался слушать руководителя и не убегать вперёд, не зная всего маршрута движения до мелочей. 



РЫБАЛКА КРУГЛЫЙ ГОД № 2(376), 2018 г.  






<<назад к содержанию журнала

Наше видео

Весенняя рыбалка с боковым кивком

Весенняя рыбалка с боковым кивком

ПЛОТВА в корягах. Весенняя рыбалка с боковым кивком на малой лесной речке

obyv
prichal-2017-03-270x90.gif
баннер на сайте нижегородский рыболов.gif

Авторизация

Регистрация

Забыли свой пароль?

Подписка