home search site map
Практик

Николай Колчин идет по грибы

Евгений Константинов, г. Москва

Окончание. Начало в № 20 (298), 2014 г.

Отправившись в лес за грибами и договорившись там встретиться с товарищами, герой рассказа падает в колодец, находившийся на территории заброшенного санатория.



 - Гур-рийблин! - раздалось вдруг сверху, и Кыля аж вздрогнул от неожиданности.

 - Ну, наконец-то! - крикнул он, задрав голову. - Я тут без вас чуть с ума не сошел.   

 - Лёхаблин! - донеслось в ответ.

 - Что - блин?! Гурий! Лёха, где вы там?

 - Лёха… кр-рух… Гур-рийблин… крух-крух...

 - Я не понял, мужики! - разозлился Кыля. - Я тут побился весь, чуть копыта не отбросил, а вы, блин…

 - Выблин.

Сверху на голову Кыли посыпался песок и какой-то мусор, попало в глаза, из-за чего он не разглядел мелькнувшее над люком в небо.

 - Озверели, что ли?! 

 - Кр-рух… Ток, ток…

Проморгавшись, Кыля вновь задрал голову и увидел, что с ним общается не Гурий и не Лёха Леонидыч, да и вообще не человек, а птица. Ворон! Крупный черный ворон, вцепившийся когтями в край люка и рассматривающий его сверху, поворачивая голову и так, и эдак.

 - Во, блин! - только и смог сказать Кыля.

 - Выблин, - тут же откликнулся ворон.

 - Кыш! - Кыля хотел, было, махнуть рукой, чтобы прогнать птицу, но удержался. - Чего уселся над моею головой? Черный ворон, блин! Добычи хочешь дождаться?

 - Ток…

 - Не дождешься. Хотя…

Кыля вспомнил про бутерброды. Сунулся в рюкзак, достал пластмассовый контейнер с закуской, бросил взгляд на птицу. Ворон, казалось, наблюдал за его действиями с повышенным интересом. Кыля где-то читал, что это одна из самых умнейших птиц, что какие-то там ученые подтвердили наличие у ворона интеллекта. А еще - что ворон - терпеливейшая птица, которая может очень долго ждать, прежде чем предпринять какое-нибудь действие. И то, что он довольно легко приручаем. И, конечно же, что эта птица-падальщик…

Редиску с помидорами предлагать заинтересованному наблюдателю Кыля не стал. Разломил наполовину кусок белого хлеба и, примерившись, подбросил вверх - прямо по центру люка. 

 - Лови, блин!

На взлетевший из-под земли и затем упавший обратно хлеб, ворон отреагировал лишь легким поворотом головы. Мог бы, но не стал хватать гостинец. Может, успел унюхать и не захотел отведать пресного. А, может, смочить хлеб собственной кровью, продолжавшей сочиться из разбитой коленки? Вот еще - прикармливать-приручать собственной кровью! Вдруг понравится, и тогда ворон наверняка наберется терпения, чтобы дождаться, когда Кыля в своем колодце копыта отбросит.

 - Эй, черный, колбасу будешь? Сырокопченую?

Вообще-то колбасы Кыле было жалко. Не в смысле: чего это незнакомой птице дорогущий продукт скармливать, а в том, что колбаса может еще самому пригодиться. Вдруг с лестницей ничего не выйдет, и придется тут не одну ночь куковать. Вообще-то Кыля намеревался выбраться самостоятельно, но почему-то ему показалось, что ворон может этому помешать. Поэтому такую сообразительную птицу можно было попробовать «задобрить». Бред, конечно же, но…

Но и ломтик колбасы совершил такой же полет, как и кусочек хлеба, -заинтересовав ворона лишь зрительно и на долю секунды.

 - Брезгуешь! – Кыля поймал падающую колбасу и хотел, было, отправить себе в рот, но в голову пришла другая идея. - Может, думаешь, я тебя отравить хочу?

 - Кр-рух, - ответил ворон.

 - Дурак, что ли? Какой мне смысл тебя травить?

 - Ток?

 - Ты мне как союзник нужен, понимаешь?

 - Крух, кр-рух!

 - Неужели понимаешь? Хорошо! Давай сделаем по-другому. Вот, смотри…

Он откусил от колбасы ровно половину, демонстративно пожевал и проглотил. Оставшуюся половину вновь подбросил в воздух, и вот тут ворон ловко схватил ее клювом, и в следующее мгновение колбаса исчезла из глаз Кыли.

 - Вкусно? Ну, вот, а ты боялся, блин.

 - Выблин!

 - А хлеб теперь будешь?

С хлебом Кыля проделал тот же маневр, что и с колбасой - откусил, прожевал, проглотил, подбросил ворону, и тот, видимо, убедившись, что угощение не должно быть отравлено, на этот раз не побрезговал, тоже съел.

 - Молодец! - похвалил Кыля. - А теперь послушай меня и пойми, что нужно сделать. Меня зовут Кыля, я провалился в этот колодец и не могу выбраться. Мне могут помочь друзья - Лёха и Гурий…

 - Гур-рийблин! 

 - Да! Гурий, блин! Он и Лёха Леонидыч в лесу собирают грибы. Ты должен полететь и сказать им, что Кыля упал в колодец. Понял? Кыля - в колодце. Повторить можешь? Кыля - в колодце. Чего молчишь? В колодце, блин! Говори, еще колбасы дам…

Он отломил половинку от второго кусочка и подбросил вверх. Ворон вновь ловко его схватил, потом скакнул чуть в сторону, взмахнул крыльями и был таков.

 - Куда?! - возмутился грибник. - Блин! Вот и корми тебя после этого!

С расстройства Кыля достал бутылку, приложился к горлышку, закусил колбасой с хлебом, помидором, редиской. У него оставался еще один бутерброд, немного овощей и банка пива, которую он пока берег. Пришла пора опробовать на прочность лестницу. Если сломается…

 - Кыляблин! - раздалось сверху. Ворон опять сидел на краю люка, вертел головой и даже клюв то открывал, то закрывал, словно дышал с открытым ртом.

 - Я не Кыляблин, а просто Кыля! - оттого, что ворон вернулся, ему вдруг даже как-то радостно стало. - Нашел Гурия с Лёхой Леонидычем?

 - Гур-рийблин!

 - Нашел или нет, спрашиваю!

 - Ток?

 - Еще колбасы хочешь?

 - Кр-рох!

 - Ты хотя когда-нибудь говоришь: «Карр»?

 - Кар-р, - тут же отозвался ворон. - Кр-рох. Гур-рийблин.

 - Говоришь, значит! И главное - понимаешь… Ты меня понимаешь?

 - Кр-рох!

 - Уважаешь?

А вот значение этого слова ворон, кажется, не понимал. Но Кыля уже знал, что делать. Однажды вдвоем с Гурием они завалились в женское общежитие отмечать старый Новый год. Девчонки в общаге любили прикалываться и в тот раз попробовали развести парней «на слабо» - предложили выпить водки и закусить куском белого хлеба, размоченным в той же водке. Гурий водку выпил, а вот хлебом едва не подавился. Кыля же, в отличие от приятеля, прошел тест, даже не поморщившись. Не то, чтобы был каким-то уж ярым алкашом, просто не видел в таком способе закуски проблемы. Он водку и не запивал никогда. Разве что, уже закусив, шлифануть пивком.

У Кыли как раз оставался один кусочек белого хлеба, который он аккуратно смочил водкой. После чего повторил недавний маневр: разломил хлеб на две части, одну отправил себе в рот, другую подбросил вверх. Ворон отреагировал, как и ожидалось, - схватил угощение на лету и мгновенно проглотил. И тут же замотал головой, водя клювом и прижимая к нему крылья, словно, выпивший дозу алкоголик, зажимает пальцами нос. Глядевшему на него снизу вверх Кыле даже весело стало.

 - Как пошло? - спросил он. 

 - Кр-рохблин!

 - Теперь уважаешь? Тогда держи колбасу - на закуску.

Кыля не пожадничал и бросил ему целый кусок. Ворон, возможно, догадавшийся, что закусывать необходимо, схватил колбасу. Проглотил и уставился на кормильца с немым вопросом.

 - Меня зовут Кыля. Ты, блин, - ворон.

 - Выблин, - словно бы поправил тот.

 - Нет, на «Вы» я с тобой общаться не буду, невелика птица. То есть, извини, птица-то как раз велика. Велик. Был бы побольше, да подставил бы мне свои лапищи когтистые, я бы за них ухватился, и ты взмыл бы в небеса и вытащил меня из этого гребаного колодца. Да?

 - Даблин!

 - Что - да!? Лучше лети, разыщи моих друзей и прокаркай им, что Кыля - в колодце! Кыля - в колодце, блин! Пусть приходят и вытаскивают, блин! Понял?

 - Даблин!

 - Так лети, если понял, - взмахнул рукой Кыля, и ворон, словно испугавшись, вспорхнул и был таков.

 - Блин! - вновь в сердцах выкрикнул Кыля. Куда улетел-то? Лучше бы сидел здесь и каркал постоянно и яростно, чтобы внимание Гурия и Лёхи Леонидыча привлечь! А теперь - что? 

Пассивно ожидать помощи можно было сколько угодно. И если на трезвую голову забираться на такую ненадежную с виду лестницу с единственной перекладиной Кыля побаивался, то теперь можно было и рискнуть. Он все-таки оторвал от рубашки рукава и обвязал ими перекладину, как бы, укрепляя. Главное - если она все-таки сломается, падая, ничего себе не повредить.

Полез. Медленно, примеряя каждое движение, стараясь больше веса переложить руками на жердины, которые, вроде бы, назывались тетивами. Они тоже казались ненадежными, но их все-таки было две, и он рассчитывал с перекладины встать на их верхушки - в таком случае шанс удачно подпрыгнуть повышался.

О, счастье - перекладина выдержала! Теперь уже совсем не торопясь, вжимаясь грудью в стену, поднял и установил ногу на верхушку правой тетивы-жердины. Бесконечно долго примеривался к следующему действию и, наконец, оттолкнулся левой ногой от перекладины, выпрямляясь, поставил ее на вторую тетиву-жердину, чтобы в следующее мгновение прыгнуть вверх. И в этот момент лестница поехала…

Кыля все-таки предпринял отчаянную попытку прыжка, воздев руки вверх, в надежде вцепиться в край люка. И ведь вцепился пальцами, но во что-то другое! Во что-то живое и жесткое! То, что потащило его вверх, потащило медленно, но верно. Он заболтал ногами, но это могло бы ускорить его подъем, находись он под водой. Сейчас это дергание, кажется, только помешало его спасителю. Пальцы Кыли скользнули по тому, за что держались, и он, уже почти полностью вытянутый из колодца, полетел обратно в дыру.

Но нет, во второй раз провалиться в бездну он себе не позволил. Раскинул в стороны руки, лишенные рукавов рубашки, и пусть отшиб локти, зато прервал падение, завис и, рванувшись, вывалился на землю, при этом едва не напоролся глазом на свой же нож, торчащий из травы кончиком лезвия вверх…

 - Кыля, блин! Ты зачем мобилу отключил?

Николай Колчин сидел рядом с открытым люком в свой колодец и, морщась, растирал ушибленные локти. Сидел уже несколько минут, крутя по сторонам головой в поисках своего спасителя. Гурий, вышедший из-за угла недостроенного корпуса, увидел его первым. За ним показался Лёха Леонидыч. У Гурия в руках было эмалированное ведро, у Лёхи Леонидыча - корзинка, с которой он неизменно ездил по грибы. Даже издалека было видно, что и корзинка, и ведро почти полные. 

 - Чего шифруешься? - Крикнул Лёха Леонидыч. - Нарезал, поди, подосиновиков с белыми?

 - Вы лучше под ноги смотрите!

 - А мы что делаем…

 - Кыля! - вытаращил на него глаза подошедший Гурий. - Зачем рубашку во вторую жилетку превратил?

 - Надо было, - нахмурился тот.

 - Да ты, часом, не пьян ли? - спросил Лёха Леонидыч.

 - Кто из вас меня вытащил?

 - Откуда? - в один голос спросили друзья.

 - Оттуда, - махнул Кыля себе за спину на дыру в земле.

 - Ого! - удивился Гурий. - Я про этот колодец не знал. Получается, вместе с ним таких дырочек здесь ровно двадцать одна.

 - Как?! - взвился Лёха Леониды. - Хочешь сказать, что здесь, под санаторием, двадцать один открытый колодец?

 - Наверняка, больше, - невозмутимо ответил Гурий. - Если специально поискать - найдем обязательно.

 - Так в них же провалиться можно! -Лёха Леонидыч даже побледнел.

 - Вот я и провалился, - горько усмехнулся Кыля.

 - Вон туда? - округлил глаза Лёха Леонидович. - И живой остался?! А как выбрался? 

 - Ладно, мужики, не придуривайтесь! Кто из вас мне руку вовремя подал?

 - Кыля, блин, зачем нам придуриваться? - искренне возмутился Гурий.

 - Тогда - кто?

 - Погоди-ка, - Гурий поставил на землю ведро, наполненное грибами с красными и коричневыми шляпками, присел у края колодца и заглянул вниз.  - Вижу твой рюкзак. Уронил, что ли?

 - Я вместе с ним уронился. Сколько можно повторять! С той стороны колодец вообще за травой не видно, вот я и улетел. Смотрите! - Кыля задрал штанину и показал все еще кровоточащую коленку. - Еще и ребрами ударился, и затылком.

Повисла пауза. Лёха Леонидыч тоже заглянул в колодец, сразу отступил и недоверчиво уставился на Кылю.

 - Вообще-то у каждого такого колодца по конструкции должна быть металлическая лестница, - сказал Гурий. - Но эту, видать, вместе с крышкой на металлолом утащили, а вместо нее оставили вон ту, деревянную…

 - Которая вся сгнила.

 - И сколько же ты там… пробыл? - спросил Лёха Леонидыч.

 - Между прочим, - вновь усмехнулся Кыля, - в моем рюкзаке баночка пива осталась. И водка недопитая.

 -  Погоди-ка, - подозрительно посмотрел на него Гурий. - Ты провалился в колодец и сразу начал в одиночестве водку усугублять?

 -  Я не алкаш, чтобы в одиночестве! Между прочим, пока вы грибы искали, я себе компаньона нашел. Вы, блин, не поверите - такого разговорчивого…  

 - Кыляблин! - словно в подтверждение его слов, донеслось откуда-то из-под небес. - Нашел Гур-рия и Лёху Леонидыча, блин! 






<<назад к содержанию газеты

Наше видео

Семь вёрст не крюк. Окунь у берега на балансир

Семь вёрст не крюк. Окунь у берега на балансир

Это краткий рассказ о нашей первой поездке на Горьковское водохранилище в этом сезоне.

технотюнн

Анонсы:

НИЖЕГОРОДСКИЙ РЫБОЛОВ

№ 6(71) ноябрь-декабрь

РЫБАЛКА КРУГЛЫЙ ГОД

№ 23(397) 6-19 декабря

prichal-winter-2018-270x90.gif
ГИФКА.gif270х90.gif270х90.РКГ_270x90.gif

Авторизация

Регистрация

Забыли свой пароль?

Подписка